načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Ztracené slunce - Světlana Chaeva

Ztracené slunce

Elektronická kniha: Ztracené slunce
Autor:

В каждой семье, в каждой любящей паре может наступит период кризиса, усталости друг от друга, когда ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  50
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 227
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

В каждой семье, в каждой любящей паре может наступит период кризиса, усталости друг от друга, когда совершенно посторонний человек вдруг станет ближе и притягательней. Что делать в такой ситуации? Как себя повести, когда знаешь, что самый близкий человек тебя предал? Бороться ли за такие отношения и как сохранить в них веру? Существуют ли на самом деле эти мистические две половинки целого, о которых так много говорят? На эти и другие вопросы автор отвечает в своей книге.   Každá rodina, každý milující pár může vstoupit do období krize, únavy ze sebe, kdy úplně cizí lidé jsou najednou bližší a atraktivnější. Co dělat v takové situaci? Jak se vám povede, když víte, že nejbližší člověk vás zradil? Boj pro jakýkoliv druh vztahu a jak si udržet svou víru? Existují ve skutečnosti tyto dvě mystické poloviny, o kterých se tolik mluví? Na tyto a další otázky autorka odpoví ve své knize.

Zařazeno v kategoriích
Světlana Chaeva - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2015

Светлана Хаева

ПОТЕРЯННОЕ

СОЛНЦЕ


Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Светлана Хаева 2015

© Skleněný můstek s.r.o. 2015

ISBN 978-80-7534-043-6


Содержание

1. Сумерки

2. Вечер

3. Рассвет

4. Полдень


1. Сумерки

Катерина спешила на работу, она опаздывала, прибывая вунылом настроении, как и сама погода.

«Начало весны – мое любимое время, – думала она, – нопочему-то нет той радости и захватывающих чувств, как раньше, как когда-то. Не знаю почему и когда произошло так, что много простых и в тоже время прекрасных вещей, почему-то больше не радуют.» Добежав до остановки, к которой как раз подъезжал автобус, она выдохнула, автобус остановился, спокойно втиснувшись в него, впрочем, как обычно, она постаралась залезть в сумку, чтобрассчитаться с кондуктором. «Каких-то пятнадцать минут и я наместе, – думала она, – почему люди так зависят от времени... Мы всегда высчитываем, сколько ехать на работу, сколько времени мы проводим на этой работе, сколько мы будем добираться обратно. Наверное только в выходные люди не особенно подсчитывают свое время, если действительно отдыхают. Время летит, бежит и утекает. Поэтому приятные выходные пролетают очень быстро, порой кажется, что было два часа, а не два дня. Причем у всех «приятное время провождения», различается, в зависимости от того, у кого и как понимается слово «приятное». У влюбленных это время пролетает гораздо быстрее, для них и рабочий день в предчувствие волнительной встречи тянется как жвачка, австреча проносится как ураган. А ведь когда-то и я...»

– Привет Катерина, что-то ты не особо отдохнувшей выглядишь.

– Здравствуйте Ольга Валерьевна, так Вы сами знаете, чтотакое выходные, это они выходные, когда отдыхаешь, – ей нехотелось говорить, что выходные почему-то не оставили ничегоприятного. Что хотелось бы их провести иначе, но рассказывать об этом ей никому не хотелось.

– Знаю Катюш, знаю, только вид у тебя не усталый, азадумчивый, но вообще-то ладно, – открывая дверь в офисное здание,сказала улыбающаяся женщина. Что к тебе приставать с не нужными вопросами захочешь сама расскажешь, – и они молча прошагали к лифту.

Ольга Валерьевна была приятной женщиной, в меруразговорчивой, она никогда ничего не вытягивала из собеседника,заканчивала свой диалог стандартной фразой – захочешь самарасскажешь. У нее вообще всегда хватало чувства меры во всем и везде. Она отработала на весьма известном заводе в своем городе много лет, отдав ему, как она говорила, лучшие годы своей жизни. Но потеряла эту не очень интересную, но весьма поддерживающую опору – работу. Как и многие во время перестройки, ей пришлось все начинать заново. Она пробовала себя на многих поприщах, с работой было тяжело, но есть семья, ради которой надо было стараться и по принципу Ольги Валерьевны, вообще жить. Она работала и на овощном складе, и в детском саду, и помощником повара. Но вот спустя долгое время ей удалось вернуться на свое старое место, и, как она сама говорила, где она себя чувствовала весьма уверенной каплей в море бухгалтерии. Подрабатывая так же без ставки психологом, поддерживая всех в трудные,радостные и депрессивные минуты жизни. Опыта у нее хватало на всех, про таких говорят, «своя в доску». Она помогала всем. Может, это было необходимо не только окружающим, но и ей самой,потому что у нее была душа с потаенными карманами и отсеками как у большого корабля, и ей необходимо было заботиться обо всем мире, вылечить всех больных, выслушать всех страждущих, накормить всех обездоленных. От нее исходило тепло, и даже не самые доброжелательные люди чувствовали ее лучезарность и искренность.

У лифта собрался взволнованный народ, каждый со своими проблемами, жизненными неурядицами, мелкими и большими радостями. Девушка в наушниками была явно рада проведенным выходным, на ее лице можно было прочесть все, ну или почти все, два дня с любимым человеком, новые отношения, все новое. Она была явно вдохновлена ритмичной песней, навевающей ей мысли о возлюбленном, она крутила провод пальцем, не видяникого вокруг, не прекращающаяся улыбка застыла на ее юном и прекрасно-молодом лице.

Молодой человек, вяло заигрывающий с Катериной, былдоволен собой, был одет так, как будто все выходные только изанимался тем, что подбирал, костюм, рубашку, галстук к ней, ремень, ботинки. Выглядел он как денди, чему был несказанно рад, иуверен в себе больше чем на сто процентов. Его голос внутри кричал, посмотри на меня, но при этом он, не подавая виду, просто стоял, делая отрешенный вид. Но на Катерину он производилвпечатление наглого, самоуверенного эгоиста, которому всегда былоплевать на чужое мнение. Умеющего и хотящего слушать только себя и чтоб при этом, в минуты его блистательной речи, желательно были верные почитатели, которые восхищались бы его умением завоевывать расположение важных персон. Его доблестным речевым оружием, которое, по его мнению, должно было подобно магнетизму притягивать очаровательных девушек, им онгордился не меньше, а может и больше чем его безукоризненноотполированной внешностью.

Открылись двери лифта и все смело шагнули внутрь и вновый рабочий день, в новую трудовую неделю. Ольга Валерьевна нажала пятый этаж. Двери открылись, и Катя со своей коллегой вышли из лифта в маленький холл, где их встречал пожилойохранник Анатолий Степанович. После двух, трех улыбок,пожеланий хорошего дня, он открыл дверь. Минуя два пролета, коридор, несколько комнат, они добрались до своей не большой, но весьма уютной комнаты, где их ждали рабочие столы и куча бумаг.

Катя вздохнула, вешая плащ на вешалку и убирая её в шкаф, посмотрела на рабочий стол. Вздохнув еще раз, она нажалакнопку включения компьютера. Тело явно отказывалось работать. Она взяла кружку и отправилась в туалетную комнату. Глядя взеркало, она задавала себе вопросы, на которые у нее не было ответа. Помыв руки и кружку, она вытерла руки и направилась зарабочее место. Как только она села на положенное место, открылась дверь и словно фурия пролетела, не молодая, но весьма бодрая женщина. За одну минуту разделавшиеся с верхней одеждой, она плюхнулась на свое место, быстро включила компьютер,поставила локти на стол, сложив руки вместе, создавая впечатление, что она как минимум уже полчаса находится на рабочем месте.

– Доброе утро, девочки, или Вас не учили здороваться?

– И тебе, Людмила, наидобрейшего, – ответила за двоих Ольга Валерьевна и принялась разбираться с ворохом бумаг,прогибавшим ее стол.

Открылась дверь в комнату, зашел мужчина, приятный,высокий, ухоженный. С папкой в руках он подошел к столу Катерины.

– Здравствуйте, это Вам, – он открыл папку, выдернул из нее пару скрепленных скрепкой документов, – Довести до ума идальше передать сопровождению.

– Доброе утро, Валерий Алексеевич, – отозвалась, смущенная девушка. – Ясно, все сделаю.

У нее до сих пор появлялся легкий румянец на щеках при виде начальника. Она никак не могла привыкнуть к тому, что она взрослая, работающая женщина и при виде шефа, смущалась как ученица при виде директора. Он сделал еще несколько шагов и встал перед женщиной, которая явно его ждала, скрестив руки. Он не успел начать монолог, как первой заговорила подчиненная.

– Доброе утро, Валерий Алексеевич, а я вот уже давно сижу и думаю, ну когда же Вы придете, и порадуете меня новой работой.

– Доброе утро, Людмила, я думаю, у вас еще и старой работы хватает, но, тем не менее, это Вам, – он смело выложил на ее стол оставшееся документы и направился к выходу. Около двериостановился, обернулся, – Приятного Вам дня, – бросил он и вышел из комнаты.

Валерий Алексеевич был весьма удачливым человеком по жизни. В свои сорок с небольшим, он имел свой бизнес – ОАО «Омели», в котором, хоть и значился коммерческим директором, но все-таки считал его своим детищем. Они занимались каксборкой, так и продажей мебели, а еще были: декор, отделка, дизайн и все, что было нужно для новой квартиры или дома. Он всегда угадывал, куда надо вложить капитал, что бы не прогореть, точно знал, когда нужно выводить денежные средства из дела. И сосвоим превосходным чутьем он успешно освоил наукукупли-продажи акций. Его работа была основана на клиентах, с которыми он всегда находил общий язык, но заполнять документы и все что с этим связано было дальше, у него получалось не оченьподобающим образом, не так, как этого требовала, клиентская база. Для этих целей у него была своя команда, которая с легкостью решала эту проблему. Он гордился своим семейным положением, ведь у него было три сына и красавица жена, но при всем при этом, он деликатно поглядывал на женский пол, дабы не забыть, что он – мужчина и не плохой охотник. И иногда в его сети попадалась одна или несколько жертв, верившим его честным и красивым глазам.

Катерина работающая в отделе бухгалтерии не занималасьбухучетом, ее маленький кабинет, где она должна была верховенствовать, назывался гордо – «Начальник по рекламе». В ееподчинении работала молодая, перспективная девушка, которая по сравнению со своими предшественницами задержалась на работе в помощниках и, самое удивительное, не собиралась уходить и по виду была довольна своей работой. Катерин, не особонагруженная своей работой, помогала Валерию Алексеевичу, в свободное от сочинения могущественных лозунгов время. Она помогала ему с клиентами, передавая их дальше отделу сопровождения,которые дальше работали с ними.

Девушка тщетно пыталась заняться работой, но мысликрутились то вокруг не совсем благоприятной погода для ее любимой весны, то, о том, что ей приготовить на ужин. Почему, и что тому виной и главное – когда она уловила нить прохлады в отношениях с мужем? В мыслях была полная неразбериха, и сконцентрироваться на работе было все труднее и труднее. Она началапогружаться в воспоминания прошлой, радостной жизни, где все было прекрасно и удивительно. Она вспоминала первые годы жизни с любимым человеком, с каким восторгом и юношескойзадорностью они ремонтировали квартиру, в которой они должны были по их задумке провести лучшее время своей жизни.

Припомнилось ей, как муж был влюблен в нее, каквосхищался ее красотой, как осыпал ее нежностью и заботой. Онавспомнила рождение первой и единственной дочки, с каким трепетом к ней относился муж, как баловал ее и маленькую дочурку, как они мечтали о большой семье и не понятно, почему они остановились на достигнутом. Ее воспоминание прервал мужской голос:

– Катя, ты что уснула?

– А она у нас часто в облаках летает и только ей этопозволяется, – раздался голос Людмилы. Катерина подняла глаза и увидела Игоря, своего друга, одноклассника и сослуживца по работе.

– Привет, Игорь, извини, совсем тебя не заметила, задумалась что-то.

– Да я заметил, что с тобой случилось? Ты что-то неделя от недели все задумчивей и задумчивей становишься.

– Нет, Игорь, нет, просто куча всяких мыслей.

– Что-то мне подсказывает, что эти мысли не касаются работы, как там Димка поживает?

– Спасибо хорошо, что ему будет.

– Ууууу, девушка, что-то не так. Ты никогда не позволяланикому так выражаться о Димке, – сказал Игорь и присел срасстроенной девушкой на рядом стоящий стул. Что у Вас случилось? Черная полоса? Так ты помни, что за ней обязательно будет белая, по-другому просто не бывает. Или у Вас личные проблемы?

– Да что ты к ней пристал, ПМС у нее!

– Что-что, простите?

– Предменструальный синдром.

– Люська, тебя никто не спрашивал, вечно ты со своим языком не можете найти себе достойного занятия, – на одном дыхании выпалила Ольга Валерьевна.

И обе уткнулись в документы, создавая впечатление, рабочей атмосферы. Игорь откашлялся, снизил голос, чтобы посторонние не вмешивались и еще раз с дружеской, соучастной ноткой вголосе спросил:

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Я не уверена, не знаю, мне трудно об этом говорить...

– Может, я что-нибудь подскажу, ты главное не робей, невешай нос, расскажи, в чем проблема? В Димке? Я совершенноточно знаю, что он тебя любит больше всех на свете, прекрасней тебя просто нет.

– Я знаю, что он меня любит, но как будто не со мной,понимаешь? Может, уже нет той нежности и накала страстей, или наша сказочная любовь давно поросла бытом. Понимаешь, Игорь вроде бы все у нас прекрасно, особенно со стороны, – начала явноразговорившаяся девушка, – Мы ходим в гости, смеемся, радуемся, растим дочку, делаем уроки, готовим, ходим в магазины, в общем, все как у всех, но я чувствую мы потухли, нет той искорки или во мне она просто погасла, – она опустила глаза, – зря я все это тебе. Ношу все в себе, мысли всякие крутятся, вообще я выпалила это тебе с горячки, ты уж извини меня.

– Нет, нет, Кать, это ты – молодец, так и надо, это простопериод такой, когда задумываешься о жизни, о близких, взвешиваешь все “за” и “против”. Это нормально, но и это тоже пройдет, ты же помнишь. И это тоже пройдет, – сказали они в один голос. Ты же любишь Димку, я знаю, что у Вас все хорошо, по-другому быть не может, у Вас отличная семья, Викуська, просто красавица растет, сколько ей уже восемь?

– Девять скоро будет, – ответила, Катя не поднимая глаз.

– Ну, вот, ты знаешь, ведь это уже много. Ну, в смысле Вы с Димкой сколько уже? Лет десять, так вот, это же срок. Вам надо просто как-то обновить отношения, ну в смысле развеяться,взбодриться, я уверен, что вы проживете до старости.

– Вот именно обновить отношения.

– Нее, ты не так поняла.

– Я знаю, что ты хотел сказать. Он с другими женщинами совершенно по-другому разговаривает, улыбается, кокетничает прям. Рассказывает веселые истории, а они вздыхают, глядят ему в рот. А потом я смотрю на него и не верю, что он может быть таким, со мной он – другой. С другими – он обходительный,галантный такой, я вообще его не узнаю, когда мы находимся внезнакомой компании. Я представляю, какой он там, на работе, сама вежливость, наверно. Вообще ты знаешь, я бы хотела очутиться на месте другой женщины, я бы хотела, что бы он мне улыбался и рассказывал всякие истории, даже если я их уже слышала, я с удовольствием послушала бы еще раз. Я хочу, чтоб он со мнойвообще разговаривал, не только о делах, заботах и планах, а вообще понимаешь, о жизни, как с другими, как когда-то.... Я бы хотела стать для него незнакомой женщиной, которою заново пришлось бы завоевывать.

– В наш век прогресса, это как плюнуть, я тебе какпрограммист говорю. Люди общаются в Интернете, кто-то наверстывает упущенное, кто-то чрезмерно стеснительный, а там у него всеполучается, кому-то просто не хватает общения, кому-то в тойреальности намного проще общаться, чем в жизни, а у кого-топросто проблема со временем, – у Игоря загорелись глаза, онрассказывал с таким восторгом, что несколько раз повышал тон, а потом понижал, что бы соседние столы ни слышали содержания беседы.

Катя подняла глаза:

– Восхитительно как же я не догадалась, ты – просто молодец, – она заулыбалась, ты мне очень помог. Мы можем познакомиться заново и общаться как совершенно не знакомые люди.

– Катя, Катя, по-моему, я тут наговорил непонятно чего, ты так близко это не воспринимай. Вы же знакомы, как Вы можете общаться как не знакомые, ну или по отношению к нему это будет не очень справедливо, ты же будешь знать, что это он, а он – нет. И как ты узнаешь, что это он?

– Эх ты, программист еще называется, а как же “аська”, она у всех на работе стоит, вот и будем общаться. Спасибо, Игорек, ты мне очень помог, ты зачем приходил-то?

– Не за что, – дрожащим голосом произнес молодой человек, – Я, правда, не совсем уверен, что это все-таки была моя идея, а приходил я, – он почесал затылок, вспоминая нить событий,которая привела его именно в этот кабинет, вспомнил, – Я хотел тебя по-блату, конечно, попросить, у нас, у Лехи Морочко, через три дня день рождения, а он в списках Д.Р., не стоит, это я проверил, то ли он слишком мало проработал, то ли его “вежливо” забыли туда внести. Ты не могла бы это исправить, а то хочется человечка поздравить, хороший он.

– Поняла, все поняла, это досадное недоразумение я беру на себя. Наверное, просто забыли, он, знаешь, вообще невидимый какой-то, наверное потому-то программист, не в обиду тебе. У него и фамилия соответствующая, ты не переживай, я сообщудевочкам, и подарок купим и, поздравим, как полагается.

– Спасибо, Катюш, я побежал, работы еще много, и ты неособо там. Все наладится, а мысли всякие – выкинь, не очень идейка получилась.

– Иди, иди, все будет хорошо.

Катерина посидела еще несколько минут в размышлениях,обдумывала плюсы и минусы весьма занятного общения, и, наконец, занялась работой.

Работа пошла быстро, а за ней незаметно бежало время,пролетел обед, час, два, и к концу рабочего времени Катя выдохнула и поспешила собираться домой. Она достала из сумки зеркальце, помаду, села по удобней, и принялась поправлять макияж.Добившись нужного результата, она встала, убрала все в сумку и начала одеваться, тут открылась дверь.

– Катерина, тебя подвезти? Мне по дороге.

– Спасибо, Денис, мне еще в магазин надо так, что как-нибудь сама.

– Я и в магазин тебя завезу.

– Ну ладно, раз ты такой добрый сегодня, то поехали, чтовремя терять, я готов, – Катерина поспешила к двери, прокричав, – Всем счастливо, до завтра, – она покинула рабочее помещение.

Ольга Валерьевна и Людмила встретились около лифта, постояв молча, Люда, все-таки не выдержала.

– Интересно, до какого именно магазина Денис повез нашу девушку?

– Разве тебе не все равно или ты теперь спать будешь плохо, пока не выяснишь в какой, что делали и сколько стоила покупка, и кто именно ее оплатил? – ответила спокойная женщина, что-то ища в своей огромной сумке.

– Ну, разве не понятно, что он ей не по доброте душевнойпомогает, а значит, чего-то хочет, а она, между прочим, замужняя, если мне память не изменяет.

– Ох, вздохнула женщина, вообще она тебе часто изменяет, но в этот раз ты точно подметила, замужем. И даже если Вы,уважаемая Людмила Петровна, намекаете на какие-либо отношения, то смею Вас заверить, что если со стороны Дениса что-то и есть, то Катерина этого не замечает, а если и заметит, то не ответит тем же.

– Ой, ой, можно и без официальностей, что же Вы ее таквыгораживаете, она Вам, что дочь родная?

– Людочка, не все думают так, как ты. У многих людей внашем, не всегда хорошем мире, еще остались добрые помыслы. Я понимаю, что ты тоже хочешь иметь обычное женское счастье, только не за счет других, и у тебя оно тоже будет, оно придет, пусть даже в пятый раз, но все равно придет.

– Спасибо, Ольга Валерьевна Вы меня очень утешили то, что я буду, счастлива это я и так знаю. Ваш тонкий намек на моепредстоящее пятое замужество не испортит мне настроение.

– Как уже на предстоящее, ты что же молчала-то, Люська, по-тихому замуж решила выйти?

– Нет, еще твердой кандидатуры пока нет, но он обязательно будет, это я Вам гарантирую. Открылись двери лифта, женщины зашли в него, а за ними – собравшейся народ, двери закрылись.

– Я в тебе никогда не сомневалась, – сказала ОльгаВалерьевна, которую заглушал, разговор молодых людей, радующихся концу рабочего дня.

Денис галантно открыл дверь в машину для спутницы:

– Прошу.

Девушка с улыбкой села в машину:

– Спасибо.

Он быстро подбежал к своей дверце, завел машину ипроникновенным взглядом глядя глаза своей попутчице спросил.

– Куда едем, сударыня?

– В магазин, сударь.

– А потом?

– Домой, конечно же...

– А почему «конечно же»? Что, муж заругает?

– Нет, не заругает, дочка ждет.

– Ну, если дочка ждет тогда конечно, едем.

Денис спокойно управлял своим новым и дорогимавтомобилем, Катя отвлеченно расслабилась, прикрыла глаза, погрузившись в свои мысли. Водитель не торопился, где-топритормаживая, где-то объезжая кочки, дабы не трясти свою отдыхающую попутчицу, на которую изредка, украдкой поглядывал, с тонкой незаметной улыбкой. Маленькими урывками, по течению дороги, никак не налюбовавшись на свою спутницу, остановилавтомобиль у большого магазина недалеко от ее дома. Очарованный милыми чертами ее лица, он спросил:

– Совсем устала? Давай я с тобой, помогу, до дома тебя довезу, а то с сумками тяжелыми, до дома потом, пешком пойдешь.

– Спасибо Денис, что повез, я справлюсь, по дороге до моего дома, будет идти много женщин с сумками и тоже с работы, так что я не одна, дойду, – она открыла дверь, – еще раз спасибо, до завтра.

– Пока, Катерина, до завтра, – он проводил ее взглядом домагазина, развернулся и уехал.

* * *

Катерина зашла в магазин, взяла тележку и направилась по просторам магазина, которой завораживал своей чистотой, приветливыми продавцами и кассирами, товар лежал на полочках и сиял. Проходя мимо полок, ей казалось – она слышит сожаление о своей невостребованности. Все было так красиво, что самопросилось в тележку. Катя, любящая совершать покупки, сегодня не была настроена на долгий выбор, она проходила довольно быстро мимо стеллажей, собирая все только самое не обходимое: хлеб, кажется, кончился соль, и даже она кончилась – в тележку, дочка просила купить мороженное – в тележку, необходимыми были яйца и колбаса – на завтрак любимому мужу. Так же за ним отправились в тележку, немного сыра, и бутылка вина, которую Катя выбирала с большей тщательностью, чем все остальное.Довольная своим выбором она проследовала к кассе, где ее ждала очередь с «сияющим» кассиром – на ее лице быланеобыкновенная радость от обслуживания народа, которому посчастливилось попасть к ним в магазин и именно на ее кассу. Собрав покупки по пакетам, Катя направилась к выходу, преодолев несколькоступенек, она вышла на дорожку, ведущую к ее дому. «Люди спешили кто куда, для кого-то рабочий день только начался», – подумала Катерина, когда мимо нее пронеслись подряд несколько такси, кто-то спешил домой, как и она, с сумками наперерез спешили в основном женщины, иногда мужчины, а иногда они шли парами или даже с детьми. Подойдя к дому, она начала искать ключ отдомофона, любезная консьержка открыла дверь, и Екатеринаосторожно зашла в подъезд, уходя от острых углов дверей, ловкоуворачивая сумки. Поднимаясь по лестнице, ей навстречу выбежала свора молодых ребятишек, отпросивших кого-то из своих друзей гулять. Как снежный ком они ссыпались на Катерину, кто-то из ребят ее сбил с равновесия, и одна сумка не удержалась в руках у девушки, с грохотом упала на лестницу и прошмякала вниз.

– Яйца, – закричала Катя, но ребята, даже не извинившись, побоявшиеся, того что им придется выслушивать длинный отчет о поведении и доклад родителям о случившемся, спешно сбежали на улицу, где их ждал свежий воздух и кратковременная свобода.

Измученная девушка подняла недавно купленную покупку, со свежей, желтой пленкой, аккуратно размазанной по стенкам пакета. Даже не заглядывая в пакет, она нажала на кнопкувызова лифта, подходя к двери, остановилась, от раздирающегося лая соседской собаки. Хозяин, вернувшийся с работы, был облизан и обласкан, любимым питомцем, который радостными возгласами, просился на улицу. Катя не успела дойти до своей двери, как открылась дверь соседа, и радостный пес, лая и снося все на своем пути, несся к дверям маленькой комнаты, он знал, что она способна доставить его на свежий, обвевающий мордувоздух. Где возможно не только спокойно сходить по своим делам, не побоявшись быть обруганным хозяином, так и познакомиться и полаяться с незнакомыми и знакомыми собратьями. Опешившая Катерина от быстро подрастающего, маленького, хорошего щеночка сенбернара в хорошую большую собаку, прислонилась к стенке, пропуская гулять радостное создание. А ведь ещенедавно они с Викой не могли налюбоваться на маленького, шерстяного комочка, нелепо, по медвежьему шагающему по холодной, заснеженной, когда-то зеленной лужайке около дома. Как быстро летит время, куда и зачем так быстро, что мы успеваем сделать, за такой маленький промежуток времени. Еще раз поработать, еще раз устать, а за это время вырастают собаки, но мы этого не замечаем, это всего лишь течение времени, и мы утешаем себя, что так устроена жизнь, с этим не поспоришь, а как много мы не замечаем. Катя достала ключи, не успела вставить и провернуть ключ в замочной скважине, как замок очень быстро закрутился с обратной стороны двери, дверь распахнулась настежь.

– Мамочка, наконец-то ты пришла, а ты мороженое купила? Ты мне обещала вчера, помнишь?

– Ну конечно, как я могла забыть, здравствуй, доченька

– Здравствуй, мамочка, – смущенно сказала девочка,стреляющая взглядам по пакетам, – Ой, мам, а что там у тебя случилось? – уставившись на пакет, спросила Вика.

– Уронила на лестнице, заходя в дом, соседские мальчишки помогли, ну да ладно, не катастрофа же, сейчас посмотрим,пойдем отмывать твое мороженное от яиц...

Девочка прошагала за мамой на кухню, где усталая мама,начала выкладывать: мороженое, сыр и остатки яиц в раковину.Мороженное уцелело, а вот яйца нет, ни одного целого, бывает же. Размякшая мама сидела на стуле, смотрела, как пыхтят и журчат сковородки и кастрюли на плите. Она встала, помыла овощи и начала резать салат, в кухню вбежала дочь, радостно закричав: «Дедушка, дедушка звонит. Он с тобой хочет поговорить».

И она протянула телефонную трубку маме. Катя выдохнула, набрала воздух в легкие, погладила дочь по голове, спасибодорогая, беги, последовав маминому совету, дочь быстро убежала с кухни по своим делам.

– Привет, папа!

– Здравствуй, Катерина. Ну, что случилось в эти выходные, я Вас все так же ждал...

– Прости, папа, мне жаль, ты же все знаешь, я очень хочу, и Вика соскучилась. Но у нас – то одно, то другое, то дела, топраздники. Мы обязательно приедем.

– Все ясно. Как вы?

– Спасибо, хорошо, ужин готовлю, папочка мы оченьпостараемся приехать на следующие выходные, ну или уж на после следующие совершенно точно. Если нет, то мы вдвоем приедем с Викой, это точно, я обещаю.

– Что у Вас стряслось, почему ты вдвоем собралась приезжать, Вы что поссорились?

– Нет, папуль, все хорошо, правда, я приеду, ты же знаешь.

– Хорошо, буду ждать, берегите себя, целую, пока.

– Целую тебя, пока.

Она долго держала трубку около подбородка, смотрела в окно, что-то вспоминала, то улыбалась, то слезы появлялись в глазах. Она положила трубку. Несколько раз открывала крышки, будто за несколько секунд, должно было что-то измениться. Она долго стояла около окна, мясной стейк своим шипением давал знать о своей готовности. Она достала из кастрюли маленькую, оченьмаленькую картошку в мундире, почистила ее и укладывала всковороду, для придания ей золотистой корочки.

Зазвенел звонок, дочка побежала открывать дверь.

– Мамочка, это Марина, я схожу ненадолго поиграю. Можно?

– А уроки? Мы с тобой должны были почитать.

– Я скоро вернусь. Ну, пожалуйста.

– Ладно, иди только недолго, – и девочки побежали покоридору, громко хлопнув соседской дверью.

Катерина села на стул, пытаясь припомнить, что она ещедолжна была сделать. Что-то Дима задерживается, подумала девушка, накрывая на стол. Она достала бутылку вина, поставила на стол, два бокала. Маленький стаканчик для дочери, сок, салат, тарелки, приборы, вроде все. Осталось привести себя в порядок, уложила волосы, заколов их большой, темно-коричневой заколкой, счерными иероглифами, контур которых покрыт тонкими,золотистыми линиями. Эта заколка была ей дорога, ее когда-то привезла мама из Шанхая. Она всегда что-то привозила, где она только не была и всегда что-то привозила. Ее воспоминания прервала дочь.

– Мама, ведь, правда, я недолго? Марина тоже уроки делает, у нее папа пришел.

– Да, нашего папы что-то нет, пошли тоже уроки делать, ты голодна или папу подождем?

– Ну конечно, подождем.

Прошло около сорока минут, как Катерина выходила издетской с Викой.

– Ну пошли за стол, а то уже спать пора ложиться, а мы еще не ели.

Дочка села за стол, Катя пошла, звонить мужу, забеспокоившись, не случилось ли чего.

– Ну и чего? – и спросила дочь.

– Абонент временно не доступен.

– Ну, понятно.

Они сели за стол, Вика принялась рассказывать что-тоинтересное и забавное, приключения в школе. Катя слушала,улыбалась, что-то спрашивала по ходу рассказа. Но в голове отчетливо звучала мысль, что-то случилось, он бы предупредил. Они уже поужинали. Вика помогала маме убрать со стола, мама мылапосуду протирала стол, убрала бутылку вина на соседний столик, где уютно стояли бокалы.

Вика отправилась в ванну.

– Помощь нужна? – спросила Катя уходящую дочь.

– Спасибо мама я справлюсь, я уже не маленькая.

– Ладно, ладно.

Она взяла телефон, чтоб услышать все тот же голос, который все так же равнодушно протягивал “Абонент находится не в зоны действия сети”. Она посидела молча в темной комнате,включила телевизор, выключила телевизор, дождалась выхода дочери из ванны.

– Я приму душ и зайду к тебе, ложись.

Вода ее начала расслаблять и уносить куда-то далеко, где нет ни проблем, ни лишних мыслей, где всегда прекрасно, тепло и заманчиво приятно. Она дернулась от крика дочери, поняв, что папа пришел, поспешила окончить водные процедуры, спешно вытираясь полотенцем. Открывая дверь, она увидела, выпившего и весьма довольного собой мужа.

– А вот и я.

– А позвонить и сообщить что с тобой все в порядке?

– Кать, ну что ты начинаешь, я же пришел. Что за меня переживать. На работе отмечали, увольнение сотрудника, загуляли немножко.

– Ясно, – еле сдерживая острые слова, Катерина проследовала в детскую.

– Ну, давай ложись, завтра в школу идти. Будет новый день, новые заботы, новые знания.

– А нельзя сделать, так что бы она поскорее закончилась.

– Нет, дорогая все мы ходили в школу и папа, и мама, а потом еще институт.

– Мама, а Вы в институт по собственному желанию шли, это же уже не так обязательно как школа?

– Не обязательно, но очень нужно, образование вообще очень нужно, тебе потом понравится учиться. Ты у меня совсем уже большая, умная, рассудительная, – она поцеловала дочь, –Спокойной ночи.

– И тебе, мамуль.

Она погасила свет, закрыл дверь, молча зашла в комнату, где уже переодевшийся муж лежал с пультом от телевизора безостановки переключая каналы.

Наконец на спортивном канале, он обнаружил то, что искал, успокоившись на этом, лег поудобнее, откинул жене одеяло.

– У тебя все хорошо? Вы ели?

– Тебя не дождались, неужели нельзя было позвонить?

– Ну, ты же знаешь, как это бывает.

– Нет, не знаю, я в первую очередь подумаю о близких,которые будут за меня переживать.

– Ясно, – Дима, отлынивающий от не очень приятногоразговора, поежился, еще раз и сосредоточился на футболе.

Катя поняла, что разговор не пошел, и явно не пойдет,отвернулась, от него, прося сон скорее придти к ней. Он ворвалсябыстро, и Катя быстро растворялась в красочных сновидениях.

Утро все-таки наступило, а так не хотелось вставать, тело просило еще пол часика, ну хотя бы пятнадцать минуточек, но будильник, не выключаемый протяжностью руки, все-такизаставил встать. Ложиться не имело смысла, да еще когда столько надо успеть сделать. Катя поспешила умываться, после чего, какобычно начинала всех будить, заранее готовая к тому, что сразу все отказываются вставать, уповая на добрую жену и маму, которая, имея массу свободного времени должна подойти к каждомуминимум три раза с ласковыми мольбами и просьбами встать. Катяпомешивала кашу, думая, что приготовить мужу на завтрак. Ничего, не придумав, она начала резать бутерброды из вкусно пахнущей колбаски прикупленной вчера вместе с яйцами, которым не суждено было стать завтраком. Мама уже ждала дочь на прическу. Не довольный муж своим состоянием и безрадостным походом на работу пошел умываться. Катя, причесав дочь, выпивая на бегу чашку кофе, уже стремилась к зеркалу, для нанесения красоты.

– Доброе утро, папочка.

– Доброе утро, солнышко.

– Ну, что у нас на завтрак, – в предчувствии заветногожелания, потирал руки муж.

– У меня – каша, у тебя – бутерброды, – с беззаботной улыбкой говорила дочь.

– Как бутерброды, я ведь еще вчера яичницу просил, я не хочу бутерброды, ты вчера обещала мне купить яйца.

– Обещала, и самое интересное, что я их купила, ну вот до дома не донесла.

– Он встал, дошел до холодильника, убедиться в правдесказанных слов женой, не увидев ни одного яйца.

– Что ни одного не донесла? Такого не бывает, – немного со злостью, обидой и по-детски говорил Дима.

– Очень мило, что ты мне не веришь, у меня нет на этовремени. Вика, я жду тебя. Вынеси мусор, когда будешь выходить. Пока, – она встала, поставила посуду в раковину, началаодеваться.

– Пока, папуль.

Она хлопнула дверью со злостью; обида, горечь застыла вгорле, от невостребованного вчерашнего ужина, и припасеннойбутылки вина, которая должна была раскрепостить их натянутые, в последние время отношения. От невозможности порадовать мужа завтраком, от усталости и беспочвенных обвинений, отнапрасных ожиданий, ненужных упреков и еще незнамо чего.

Дима, содрогнувшись от хлопка входной двери, несколько секунд смотрел с удивлением в коридор, не привыкший кагрессивному поведению жены. Решив все-таки что-нибудь съесть, он выпил чашку чая, зажевал его бутербродом, понимая, что уже опаздывает, начал спешно одеваться, в коридоре он вспомнил про мусор. Открывая дверь, ведущую в мир отходов, несколько секунд полюбовался на прозрачный пакет с желтой пленкой, вкотором виднелась горка скорлупы. Глупо было портить утро из-за каких-то яиц, она, наверное, расстроилась, что не донесла их,интересно как она умудрилась их разбить? Она у меня такаянеуклюжая, доставая пакет, думал Дима. Идя к выходу кухни, он увидел, бутылку вина, которая так хорошо гармонировала со стаканами и вазой искусственных, но очень аппетитных фруктов, которую он давно собирался выбросить, но жена категорическиотказывалась отправлять ее на упокой. Интересно, по какому случаю было вино? Да, видать не только утро не задалось, но и ужин. Жаль, что так получилось, надо это как-то исправить, как-нибудь...

Катерина, устраиваясь на рабочем месте, была наполненановыми силами, идеями и злостью, хорошей женской злостью,которая подмывала изнутри на необдуманные поступки. Разобрав несколько документов, заботливо скрепленных начальством, она увидела, что Валерий Алексеевич вызывает ее в кабинет. Он уже по “аське” вызывает, конечно, идти нам очень далеко, да и зачем, если мы такие важные, и вообще, зачем секретарша, если есть я, хорошо устроился. Ей были не очень приятны его просьбы, хоть они и были связанны с работой. Она встала, взяла папку ипоследовала в кабинет напротив. Без стука она вошла в кабинет, встав посередине кабинета в ожидании, что на нее обратят внимания. Начальник будто специально делал вид, что не видит своейподчиненной.

– Вы меня вызывали, – без доли смущения на него смотрела, смелая девушка, которой пришлось обратить на себя внимание.

– Да, Катерина проходите, – он опустил глаза вниз,уставившись в документы, судя по важному виду, очень важные, но он успел отметить за короткий взгляд напористость и уверенность в себе подчиненной. Жаль, а румянец, ей очень шел, он улыбнулся своим мыслям. Встал, протягивая только что распечатаннуювереницу бумажек.

– Это Вам. У Вас масса работы, дорогая моя. У нас по весне а, то есть через три недели открываются три магазина, я думаю, Вы слышали о



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist