načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Повесть о несостоявшейся любви / Ztracená láska - Eduard Snezhin

Повесть о несостоявшейся любви / Ztracená láska

Elektronická kniha: Повесть о несостоявшейся любви / Ztracená láska
Autor:

Вы, конечно, уже знаете, что проза Эдуарда Снежина - это секс, страстный, порой необузданный, отягощенный ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  50
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 69
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

Вы, конечно, уже знаете, что проза Эдуарда Снежина - это секс, страстный, порой необузданный, отягощенный любовью, либо нет... Данная повесть - не исключение. На этот раз события книги Эдуарда Снежина происходят в санатории... Samozřejmě, že již víte, že próza Eduarda Snezhina je o sexu, vášni a někdy i nespoutané lásce. Tento příběh není výjimkou. Tentokrát se události knihy uskuteční v sanatoriu ...

Zařazeno v kategoriích
Eduard Snezhin - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Эдуард Снежин 2016

© Skleněný můstek s.r.o. 2016

ISBN 978-80-7534-070-2

Содержание

1. Ривьера

2. На балконе

3. Вспышка

4. Липарит

5. Очарованный

6. Жизнь прекрасна!

7. Звезда Ривьеры

8. Ночной променад

9. Дискотека

10. Наедине с чудом

11. Первое мая

12. Увы!

13. Ресторан

14. Казино, казино, казино!

15. Дама с Амстердама

16. Откровение

17. Страдания молодого

Вертера

18. Дагомыс

19. Встреча

20.Эпилог

21. Три года спустя


Повесть о несостоявшейся любви

Сколько разнообразного счастья

и очаровательных мучений

заключается в неразделённой любви!

А.Куприн. «Гранатовый браслет»

1. Ривьера

В Сочи из Краснодара я добирался ночью, на такси.

Извилистая горная дорога повторяла очертания берега моря. Внизу, во мраке, распласталось чёрное таинственное и необъятное чудовище. Его могучее дыхание согрело прибрежный воздух запасённой днём энергией, и я ожил, успев раньше, на равнине, чуть озябнуть от ночной майской прохлады.

Путёвка моя в санаторий «Кавказская Ривьера» была с тридцатого апреля. Весна случилась ранняя и тёплая, таксист сообщил, чтотемпература воды – семнадцать – восемнадцать градусов и купальный сезон открыт!

Таксист довёз меня до самой калитки здравницы. Я остался один под черным бархатным куполом, усыпанным звездами.

Стояла пронзительная тишина, какая бывает только глубокойночью. Сквозь фасонную железную решётку ограды пробивалиськрупные розы с капельками росы на лепестках.

Я ощутил сладостное томление, какое мы обычно испытываем на новом месте в ожидании чего-то неизвестного и увлекательного.

К корпусу вела красно-коричневая дорожка, посыпанная битым кирпичом и окаймлённая зарослями пахучего лаврового кустарника. Газовые фонари на изогнутых серебристых стойках тихо жужжали в ночной тишине.

Здание было двухэтажное, старое, деревянное, но с претензией на роскошь в стиле начала двадцатого века. Высокие окна, закруглённые в нижней и треугольные в верхней части, резные карнизы, двери иобечайки, балконы с веретёнообразными перилами. Я толкнул дверь: узкие извилистые коридоры с заметными подъёмами и спусками, устланными зелёной ковровой дорожкой, казалось – идёшь по заросшей травойгорной тропинке.

В изгибах коридора под сенью садовых олеандров – настоящиестаринные мраморные скульптуры. Я закрыл глаза ... и живо представил себе, как раньше здесь гуляли выспренние графья в длинных сюртуках и обтягивающих панталонах со штрипками и томные дамы вкружевных шляпах и в длинных, волочащихся по полу кринолинах.

Я вдохнул полной грудью чуть терпкий запах многолетнихиспарений, впитавшихся в деревянные стены, и почувствовал благоговение – флёр старины незримо витал в воздухе.

2. На балконе

Дежурная, дремлющая за столом чуть поодаль от входа, которой я сразу презентовал шоколадку, определила меня в номер на второмэтаже:

– Ключа не надо, там у вас сосед, очень интеллигентный армянин.

– Номер с видом на море?

– Да.

Я быстро нашёл нужную дверь и осторожно зашёл в комнату. Сквозь балконный проем в нее падал мягкий, ослабленный матовой шторой свет уличного фонаря. Его было вполне достаточно, чтобы рассмотреть моё временное жилище. Комната метров четырнадцать. Две кровати, на одной спит «интеллигентный армянин» – на вид лет пятидесяти, с резким мужественным профилем. Между кроватями стол, на немстеклянный графинчик и стаканы, рядом пара плетёных кресел-качалок, в углу одёжный шкаф, над кроватями светильники, Коврик на полу,умывальник с двумя кранами. Я потихоньку отвернул каждый и подставил ладонь под струю. Вода и холодная, и горячая! Я счастливо улыбнулся.

Засунув дорожный баул в шкаф, я осторожно вышел на балкон – на первую встречу с новым местом обитания.

Балкон оказался длинной крышей выступающего впередпервого этажа. Множество лежаков, оставленные тут же пляжныепринадлежности. Значит, загорать тут можно, что называется, «на дому». С удовольствием же я обнаружил, что совсем рядом, там, где балконзаканчивался, можно легко спрыгнуть – высота не более полуметра – на бетонную стенку, а оттуда – на землю. «Здорово! – подумал я. –Можно покидать номер и возвращаться обратно в любое время, даже если дверь корпуса закроют на ключ».

Ниже начиналась освещенная голубым светом фонарей крутаягранитная лестница с каменными головами львов по сторонам. Лестница заканчивалась где-то во тьме, у самого пляжа. Тут и там по спуску в беспорядке разбросаны развесистые кроны туи и южной низкорослой сосны. И, конечно, пальмы. Какой же юг без пальм?

С моря доносился ленивый шелест волн и стойкийсолёно-эротичный йодистый запах. Цикады пронзительно исполняли томную песню о сладости жизни и её суете...

3. Вспышка

Вдруг я обнаружил, что стою под черным небом уже не один. Насоседний балкон вышла девушка – в белом халате и голубой полотняной шапочке с красным крестиком.

Девушка была миловидна сама по себе, а белый медицинскийнаряд, если из него контрастно выступают гладкие загорелые ноги,возбуждает неимоверно. Я сразу понял, что ей скучно одной в такую ночь, распаляющую плоть острыми запахами зрелой весны. Предлог кобщению она выбрала самый тривиальный – попросила спичек, прикурить сигарету.

– Сейчас! – с энтузиазмом откликнулся я.

Осторожно, чтобы не разбудить соседа, я нырнул в номер,прихватил из дорожного саквояжа бутылку коньяка, и вернулся на балкон.Девушка стояла, опершись на перила, и смотрела куда-то вдаль. Халатик ярко белел в загадочной тьме. На мое приближение она обернулась и протянула руку, изящно придерживая пальцами сигарету. Я поднесзажигалку и с хитровато-невинной улыбкой покрутил бутылкой, дескать, что с ней делать, раз есть – надо употребить...

Девушка несколько раз жадно затянулась, потом решительноотбросила сигарету.

– Пошли в комнату, раз ты такой прыткий, – прошептала она. – Кто-нибудь еще увидит...

Это было явное и неожиданное приглашение к близости. Сердце моё затрепыхалось, чуть не выскочив из груди.

Комната по соседству оказалась медпунктом, слабый свет ночника освещал белые шкафы, розоватую кушетку, огромное, сверкающееникелем гинекологическое кресло и голубоватый столик, на который я и водрузил бутылку.

– Господи, какие у тебя губки! – прошептал я, впиваясь вмаленький пухлый ротик, благоухающий яблочным ароматом. Одновременно я пытался нащупать под соблазнительным халатиком трусики. Нотрусиков не оказалось – моя рука скользнула по гладким упругимягодицам, чуть задержавшись на разделяющей их черте, покрытой мягким спутанным пушком.

Я посадил девушку на кушетку, а сам стал на пол, на колени.

– Не надо! Не надо! – бормотала она, подчиняясь, однако,движениям моих рук, настойчиво раздвигающих её округлые коленки.

Вспыхнувшая внезапно обоюдная страсть не нуждалась даже вконьячной прелюдии, и я сразу неистово овладел девушкой на жёстком ложе кушетки. Кушетка жалобно заскрипела под неудержимымнапором моего восставшего органа. Его недельное воздержание излилось бурным горячим потоком, который переполнил ложбинку ночнойсоблазнительницы и оросил её пухлые розоватые берега.

– Как тебя зовут? – спросил я, чуть отдышавшись.

– Таня.

Накинув свой белый халатик, она достала из стеклянного шкафчика две мензурки, а из тумбочки – два яблока. После пары мензурокконьяка я бросил взгляд на выглядывающую из-под края халата загорелую ногу и, обхватив ее ладонью повыше коленки, вновь повалил девушку на кушетку.

Лежачок, не приспособленный к таким экстремальным нагрузкам, снова отозвался скрипучим стоном.

– Заколебал меня этот скрип! – рассердилась Таня, бросила на пол одеяло и оседлала меня сверху. Когда закончился коньяк, мы очумели от обилия поз ...

4. Липарит

В номер я вернулся чинно и тихо, через коридор. Однакопредосторожности мои были напрасными. Сосед уже не спал.

– Я всё слышал и подпрыгивал, – откровенно признался он.

– Так неожиданно все получилось... Выпьем за знакомство, – я опять полез в баул за бутылкой.

– Не надо! Ты уже издержал одна бутылка. У меня коньяк полный чемодан, – сказал армянин, путая, как все кавказцы, русские падежи, и откинул одеяло. Спал он в полосатой пижаме.

– Меня зовут Липарит, – он включил светильник в изголовьекровати. – Мне пятьдесят два год, но я люблю только молодой девушка. Эта сестричка... Ой, какой девушка! Я вечером видел её ножки.

– Ну, извини, я не знал...долго ты на неё настраивался, сам виноват. Я Дмитрий, тридцать лет.

– Я просил дежурный поселить мне интеллигентный молодойчеловек, давал коробку конфет, теперь я вижу, что у нас, Дима, будетхороший компания.

С этими словами Липарит полез в шкаф, вытащил из негороскошный кожаный чемодан и открыл его. Чемодан действительно был весь заполнен бутылками коньяка «Арарат» вперемежку с обычным, трёхзвёздочным.

– «Арарат» по торжественный случай, сегодня надо, – произнёсЛипарит и выставил на стол вожделенный напиток. Я подкрепил егобаночкой красной икры.

Сосед был сухощав, строен, так что казался высоким приотносительно небольшом росте. Как сообщил Липарит, раньше он служилармейским офицером и ушёл в отставку в чине подполковника. Орлиный профиль, но без хищного выражения – на лице постоянно светилась мягкая добрая улыбка, а большие глаза с густыми ресницами, думаю, и до сих пор завораживают молоденьких красавиц.

Разлёгшись в качалках, мы пригубили коньяк из казенных граненых стаканов.

– Душ и ванная на этаже. Медпункт ты уже познакомился, –засмеялся Липарит.

После всего выпитого и пережитого меня быстро сморило прямо в кресле.

5. Очарованный

Море, море, море ...

Мы с Липаритом лежим на санаторном пляже. Вокруг – загорелые женские тела, демонстрирующие волнующие округлости, ихобладательницам в основном около сорока, многие дамы – без сопровождения церберов мужского пола.

Липарит толкает меня в бок, обращая внимание на одинокую, ещё не загоревшую молодую блондинку в солнечном абрикосовом купальнике и включает на «Sоньке» любимую песню своей молодости: «Эти глаза, напротив!» в исполнении Ободзинского, ожидая, видимо, чтокрасавица непременно клюнет на эту задушевную лирическую мелодию.

«Как это он высмотрел такую девушку? Ну и нюх у армянина!» – удивился я про себя.

Среди множества привлекательных женщин на пляже блондинка выглядит выдающейся. Ей восемнадцать – девятнадцать лет, онакрепкая и даже коренастая, но весь ее облик представляет собой эталон истинно славянской красоты: собранные в узел очень светлые, почти белые, с соломенным отливом волосы, приятно округлая форма лица без резко обозначенных скул, глаза – с детским, но умным выражением – большие, спокойные, ярко-вишнёвого цвета. Брови и ресницытёмные. Для блондинки это очень интересно. Я подумал, что и в интимном месте волосы у неё тоже тёмные – такой волнующий контраст!

Подстегнутый этой мыслью, я продолжал разглядывать девушку. Чуть вздёрнутый аккуратный носик, пухлые губы , маленькиеэллиптические ушки с пышными мочками, чуть тяжеловатый подбородок,широкие, но красивой формы плечи с плавным покатым переходом впредплечья, мягкие запястья, кажется, жаждущие того, чтобы их обхватили крепкие мужские руки, маленькие изящные кисти с короткоподстриженными не накрашенными ноготками.

Без всякого намека на косметику, она светится естественной,здоровой, первозданной какой-то красотой.

Но главное чудо девушки – её ноги. При среднем росте,приблизительно метр шестьдесят пять, и прилично (а скорее, неприлично)выступающих верхних и нижних округлостях, девушка выглядитстройной за счёт удлинённых ног.

Известно, что «золотым сечением» – гармоничным для глазанаблюдателя соотношением между ростом и длиной ног – обладают, как ни странно, не женщины, а мужчины, у них ноги относительно длиннее. Оттого и придуман высокий дамский каблук – чтобы зрительноудлинять ногу.

Но у этой блондинки ноги длиннее нормы, пожалуй, на целыхдесять сантиметров! При этом мягкие поверхности её бёдер ровносходятся, без единой щелочки, ошеломляющие икры привлекательнополноваты и заканчиваются маленькими ступнями с высоким подъёмом.

Именно из таких вот крепких молодиц и взрастают потомнастоящие русские бабы, которые, «коня на скаку остановят, в горящую избу войдут», хотя к тому времени несколько расплывутся и потеряют форму, не утратив, разумеется, при этом своей стати. Стать – вот что отличает русскую красавицу от просто красавиц с любого конца планеты. Стать и спокойное достоинство в каждом жесте, словно нет у волшебницы и мысли о своей ошеломительной красоте.

С первого взгляда на нее девушка сразила меня наповал. И –поселила в моём сердце тоску – не про меня, ох, не про меня такое чудо!

Но охотничий азарт толкает меня идти напролом. Надо действовать – такая девушка без внимания долго не останется!

То ли под моим раздевающим взглядом, то ли на звук магнитофона, она чуть поворачивает голову в нашу сторону, окидывает насрассеянным взором и тут же равнодушно опускает глаза.

Я опираюсь на локоть, пытаясь обратить на себя внимание девушки. Тщетно! Вижу, какой-то щуплый молодой кавказец с карикатурнотощими ножками плюхается рядом с красавицей. Не знаю, что уж она ему сказала, только кавказец сдулся от девушки метров на десять.

– Всем от винта даёт! – замечает Липарит и причмокивает:

– Но какой девушка!

Я сдерживаю укол безнадежного отчаяния и замечаю с видимым равнодушием:

– От винта, так от винта!

Бросаю голову на лежак, но подсознательно, краем глаза слежу за блондинкой.

Девушка встаёт, делает несколько разминающих движений и идёт к морю. Мы с Липаритом пожираем её глазами.

– Пошли купаться! – как бы, предлагаю я, хотя мне абсолютно не нужно его присутствие рядом.

– Нэт, море для меня холодный! – ёжится Липарит и, слава богу, не идёт со мной.

Я отплываю метров на двести и оборачиваюсь. С моря на береготкрывается бурной радостью отзывающийся в душе сказочный вид на набережную: многоярусными рядами выстроились разлапистыепальмы, сверкают на солнце белоснежные беседки и балюстрады, гордыми лайнерами выступают среди зелени белые, розовые, голубые корпуса здравниц и гостиниц. «Слава этой благословенной земле!» –восторженно кричит моя душа.

Я снова смотрю на волны, ищу глазами девушку. Но сначала вижу стремительно приближающееся судно и уже потом ее. Она не замечает опасности и продолжает плыть, опустив лицо в воду. «Боже мой! Что она делает?» – ужасаюсь я. Судно выпускает пышущий жаром пар из выхлопных дюз.

– Назад! Плыви назад! – кричу я и крупными гребками продвигаюсь навстречу безрассудной пловчихе.

Девушка, наконец, замечает судно и в панике шарахается в сторону, но расстояние между ней и судном катастрофически сокращается. Из последних сил плыву к ней на помощь. Когда я оказываюсь рядом, она уже готова потерять сознание – от страха и отчаяния. Обнимаю русалку за талию, чтобы поддержать ее на плаву и дать возможностьпередохнуть.

Грозный корабль, включив на всякий случай оправдательный гудок, тяжело шелестит мимо, обдавая нас горячим душным смрадом.

– Держись за мои ноги! – командую я девушке, и наш тандемблагополучно причаливает к берегу.

На пляже нас встречает толпа сочувствующих и вынырнувший откуда–то штатный спасатель, который изо всех сил, надсадно дует в свисток, как Соловей-разбойник, демонстрируя свой высокийпрофессионализм.

– Я замёрзла. Проводи меня домой, пожалуйста, – просит девушка, она вся дрожит, и ей неловко от всеобщего внимания. Я согласно киваю. А в душе ликование.

Блондинка подходит к своему лежаку, одевается: блузка, джинсовая юбка.



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist