načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Živaja niť - Klavdija Golyškina

Živaja niť

Elektronická kniha: Živaja niť
Autor:

Из чего складывается история народа? Из перечня правителей и военных побед? Нет. История народа – это ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  52
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 70
Jazyk: česky
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

Из чего складывается история народа? Из перечня правителей и военных побед? Нет. История народа – это жизни и судьбы людей, его составляющих, любящих и ненавидящих, мечтающих и отчаивающихся, борющихся и опускающих руки. Исчезнет правитель – и на его место придет новый, исчезнет память народа – исчезнет и сам народ. Останутся люди, страна, государство, но народа, каким он был – не станет больше. Герои «Живой нити» – люди разные: молодые и старые, умудренные опытом и обуреваемые страстями, но всех их объединяет одно: им довелось вместе встретить перелом российской истории начала ХХ века в одной уральской деревушке. Но даже в это сложное время они продолжают жить, протягивая своим потомкам в будущее живую нить – нить памяти.   Co tvoří historii lidí? Se znam panovníků a vojenských vítězství? Ne. Historie –   to je život a osudy lidí, kteří ji tvoří, milující a  nenávidění, snící a  zoufající , bojovní a  vzdávající. Zmizí vládce  a na jeho místo přijde nový, ale když zmizí i lidská paměť, zmizí i lidé. Budou lidé, země, stát, ale lidé, jací byli –  nebude jich víc. Hrdiny románu „Živá nit“ jsou různí lidé: mladí a staří, sofistikovaní a ohromení vášněmi, ale všichni mají jednu věc společnou: oni měli možnost se setkat s ruskou historií na počátku dvacátého století v obci Uralu. Ale i v této těžké době, oni nadále žijí, a jsou spojeni s jejich potomky v niti budoucnosti – nití paměti.

Zařazeno v kategoriích
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2015

Клавдия Голышкина

ЖИВАЯ

НИТЬ


Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Клавдия Голышкина 2015

© Skleněný můstek s.r.o. 2015

Фото на обложке © С. М. Прокудин-Горский 1912

ISBN 978-80-7534-013-9


Содержание

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10


Глава 1

– Да пошто ты так, Корпеюшка?!... Ведь девка-то справная! Не один Митрий на нее засматривается! Взять, вон, хоть и Петра Кузнецова, да и...

– Это Мигун што ли?!... Да я к ей его на пушечный выстрел не подпущу!... – Корпей напористостью своего безоговорочного тона обрубил всякую попытку жены закончить своевысказывание.

– Уж больно ты горяч, батюшка... – Лукерья, поджав губы, покачала повязанной синим в белую крапинку платком головой. Кончиком платка вытерла навернувшиеся вдруг близкие бабьи слезы.

– Што мокреть-то раньше времени разводишь?! Аль одна ты за нее радешь?! – Корпей, крепко скроенныйпятидесятипятилетний мужик, бросил сердитый взгляд из-под косматых кустистых бровей на хлюпающую носом жену. Широкой сильной ладонью пригладил пышные волнистые иссиня-черные волосы, коротко мимолетным взглядом глянул в тусклое, местами тронутоержавчиной старое зеркало в потрескавшейся деревянной оправе,привычным взглядом оценивая свою окладистую бороду, словнорешая на ходу – не пора ли стричь ее. Подумал: «Уж больно быстро да буйно отрастат! Перед сватами-то надобно быть при параде! И зеркалу пора бы уж сменить! Негоже в таком-то справном дому рухляди этой находиться. Ежели бы не Лукерья, так давно бы и выкинул его. А она, суеверная баба, все наперекор норовит. Не выбрасывают, мол, зеркала-то! Да ладно уж!... Што ж теперича, коль и старое... Да и память ей от его. Из родительского дома еще оставшееся да сохраненное».

– Рубаху вытаскивай, мать, новую! – глянув на свою несколько уже потертую косоворотку, распорядился Корпей, – да и самой причупуриться не грех! Не кажный день дочь-то сватают!

– А у самой-то Матренки што ж ты, ирод старый, неспросишь?! Люб он ей? Али как? – Лукерья, не смирившаяся свыбором для приемной, но ставшей родной для нее дочери в мужья первого же посватавшего ее жениха, отважилась было наоткровенный разговор с мужем. Знала Лукерья, к кому лежит сердечко их Матрены. Видела не раз, как после гулянок провожал ее до калитки и долго не отпускал от себя Серега, сын Захара Баженова, живущий на соседней с ними улице. Как, заскочив в сени после выпроваживания парня, стояла девка какое-то времяприслонившись спиной к внутренней стороне входной двери, успокаивая свое трепыхавшееся сердечко. И только успокоившись, отворяла неслышно дверь в саму горенку. Не спавшая до возвращения с гулянок да посиделок дочери, все слышала и видела Лукерья. А чего не видела, так о том догадывалась, замечая, какприхорашивается Матренка, собираясь на вечернее гулянье. Как зардеется румянцем в ответ на случайно брошенное в шутку словцо об ее Сергее. Знает все Лукерья, да прямо сказать Корпею об этом не решилась. Не любит ее Корпей указок-то со стороны.«Потихонечку, будто исподволь да с издаля надо зачинать с нимразговор-то», – думала Лукерья, – «А вот седни-то не получатся. Не в духе што-то Никанорыч-то мой седни».

«Да што им, бабам-то этим, растолкуешь?» – думал про себя Корпей и, направившись было в сторону входной двери,отозвался, обернувшись:

– И што это седни на тебя, Лукерья, нашло?! Из богатойзажиточной семьи парень сватат! Как за каменной стеной дочка-то жить станет!

Сам сызмальства работающий не покладая рук, Корпейуважал крепкие мужицкие семьи, где царствовал в семье старый,испокон веку установленный порядок. Где каждый занят был своим делом, каждый имел свои обязанности по хозяйству. Где все шло, как и подобает, своим чередом: в будни – работали не разгибая спин, по воскресеньям шли к заутрени на литургию, впраздники же – особо прибранная, пахнущая пирогами хата всегда была радушна открытой для своих односельчан дверью, приветливагостеприимными хозяевами.

Сам он родился и вырос в бедной семье. Отец, вернувшийся с турецкой с увечьем, полученным еще на Балканах прифорсировании Дуная, восстанавливался долго и тяжело. С немалымтрудом ему удавалось справляться с нелегкой крестьянской работой. И только в пору, когда сыновья немного подросли, жизнь в семье Корпея стала потихоньку налаживаться.

Корпей гордился тем, что смог выбраться из нищеты.Гордился своим крепким, ладным пятистенком, выстроенным издобротных сухих бревен кондовой сосны, рубленым в обло с присеком, чтобы долговечен был дом, да не на одно б поколение хватило. Строился Корпей с учетом на детей да внуков. Да вот не дал им бог наследников с Лушенькой. Вот тогда и уговорил Корпейсвоего младшего брата Николая, живущего, как и отец, бедновато, но богатого на дочерей, отдать ему, Корпею, в приемные дочери одну из семи своих дочек. Посоветовались тогда Николай с Устиньей, пораскинули умом и решили: «Ежели не будет супротив самаМатрена, вторая по старшинству дочь, выбранная Корпеем изо всех их дочерей, то так тому и быть. Потому как Корпей, любящий десятилетнюю Матренку как родную за ее ласковость да умную головушку, сможет ее растить в достатке, да и замуж ее выдаст в добрый да безбедный дом, дав за нее добротное приданное.

Корпей вышел на крыльцо, сел на выскобленную до жёлтого цвета ступеньку, принялся скручивать цигарку из доморощенного самосада в обрывок старой газеты, привезенной когда-то изгорода при поездке на ярмарку. Мысли, обуревавшие его, не давали ему покою. Да и Лукерья, не так чтобы уж очень строптивая баба, подлаживающаяся под его крутой нрав множество лет, будто с цепи сорвалась. Восстала супротив его решения, непонятно из какой-такой надобности.

«Ведь для нее же, Матренки, и стараюсь», – продолжалоправдывать свое решение Корпей. – «Митрий-то ведь – это тебе не Петро Кузнецов, упомянутый давеча Лукерьей. Тот – другое дело! Все ловчит парень. Какой-то уж больно пронырливый!» –продолжал размышлять Корпей, затягиваясь крепким самосадом. – «От таких лучше держаться подале, а Митрий... Што Митрий..? Ниче! Отец с матерью крепко на ногах стоят, и он, видно, что парень с головой. Не пропадет с ним Матрена!» – Корпей, откашлявшись от засвербившего в горле крепкого табака, обернулся к вышедшей на крыльцо жене. Та опустилась рядышком на теплую, нагретую солнцем ступеньку.

– Слышь, Корпеюшка, што сказать-то тебе все хочу, да ты все рубишь с плеча. Послухай хоть раз, што тебе знать-то надобно. Ведь девка-то другого любит! Што же ты все тока о зажиточности разговор-то свой заводишь. Ну, намаялся сам с малолетства, так теперича богатство жениха тебе на все остальное глаза застит? А девке-то с не любимым потом весь век мыкать! Да и Сергей-то ведь не худой парень! И Захар Баженов справный хозяин!Мельницу свову имет. Одна мельница на всю округу! Сам знашь – тоже ж не бедствуют! Не токмо Медведеровские – из соседнихдеревень: што Безводовские, што Кувыковские, да и из Керенево, и из Ахлыстино – и те везут зерно молоть. Да и Сергею Матренка-то наша вон как глянется! Што ж мы супротив воли-то ее насильно за нелюбимого отдавать станем? Так ведь и жизнь опостылетдевке-то.

Корпей, затянувшись глубоко самосадом, молча слушая жену, смотрел прищурив глаза вдаль. И только двигающиеся желваки выдавали его напряжение.

– Ах, ты! – всплеснула Лукерья руками. – У меня же там пирог в загнетке стоит. Не ровен час пригорит! – И с живостьюподнявшись и еще раз, глянув на молчащего мужа и махнув на него рукой, проворно скрылась в проеме двери.

Бросив под ноги докуренную самокрутку и придавив ееноском сапога, Корпей принялся закручивать следующую после первой выкуренной цигарку. Рассказанное женой усугубило его и без того не заладившееся сегодня с утра настроение.Своенравный характер Корпея не позволял ему пойти на поводу услезливых баб. Не переносил Корпей никакого давления со стороны. Не терпел, когда кто-то заставлял его следовать чьей-то указке, менять принятое им самим решение.

– «Баженовы? – што ж...», – размышлял сидящий наступеньке своего дома и глядящий на заходящее на горизонте солнцеКорпей. – «Ничего плохого не скажу о них...», – и вспомнил вдруг о брате Захара – Константине Баженове, крепком, хозяйственном мужике, славящемся на всю округу сметливым умом,бережливостью да толковым подходом к любому делу. Уважал онКонстантина, признавал его дельным хозяином. Вспомнил о рассказанной когда-то давно его матерью истории ее сватовства. Как охаживали ее два добрых молодца в ее молодую пору. Да вот предпочла она отца Корпея. А другим был Константин. Видный и лицом, истатью, да ведь сердцу-то не прикажешь... И не донимал ее потом отвергнутый жених. Из гордости словно отрезал – раз инавсегда. Не замечал ее ни на гулянках совместных, ни посередь буден. Будто и не было ее вовсе ни в деревне их, ни на всем белом свете. А взял в жены заглядывающуюся на него, румяную дачернобровую соседскую девчинку. Взял, да и зажил с ней душа в душу. А когда в лета вошел да возмужал – так бабы не только со своейдеревни, а и с окрестных деревень все на него стали заглядываться. Не только внешностью за версту от других отличался, но ихозяином толковым да с житейским крепким умом оказался.

И не мог не видеть подрастающий Корпей, умный дасметливый, незаметного для других, словно исподволь, ноглубокого внимания его матери к выделявшемуся всем из односельчан Константину. Не раз ловил ее быстрый, неравнодушный взгляд. И поворачивалось что-то в душе Корпея. И раздваивался он на две половинки в эти минуты. Понимал Корпей свою мать. Но какое-то свербящее за отца чувство не давало Корпею покоя. И был Константин моложе его отца на целых двенадцать лет, и был более удачлив – и в ведении хозяйства, и во всем остальном. И с войны Константин вернулся с легким ранением. И потом, когда из-за увечья отец Корпея долгое время никак не мог подняться, семье его тяжко приходилось, пока не подросли да не сталипомогать сыновья. А Константин, вернувшись с войны и начавподнимать свое хозяйство, ходко пошел в гору.

И вспомнив свое ревностное чувство по молодости своей,усмехнулся Корпей. Затянулся крепкой цигаркой. Посмотрелзадумчиво на заходящее солнце. Вспомнил, как хотелось ему хотя бы и задним числом, но взять все же реванш у Константина. Словно какая-то внутренняя заноза тогда сидела внутри у Корпея. И строя со временем пятистенок свой, и налаживая свое хозяйство, будто соревновался он с ним в расторопности да смекалке. Ни за что бы не пошел просить его о какой-либо услуге, как не обращалсяникогда к нему, даже в самое тяжелое для себя время, отец Корпея. Видели они, как заглядывали Константину в глаза вынужденные работать в его крепком хозяйстве соседи из бедняцких семей. Да только не все шли к нему на поклон. Некоторые вот так жевсячески старались на своих наделах, с утра до ночи, не разгибая спин, сеяли, пололи, жали. Сводили еле-еле концы с концами, а в батраки не нанимались.

Задумавшись, Корпей забыл о цигарке. Догоревший окурок больно обжег пальцы. Большая кучка пепла упала на штанину холщовых портков. Корпей отбросил окурок в сторону, смахнул пепел со штанины. Еще раз усмехнулся превратностям судьбы. Второй раз жизнь перекрещивает их дорожки. ВначалеКонстантина с его матерью. А теперь вот племянника Константина с их Матренкой. Мысли Корпея перенеслись на семейство Захара. «Серьезный мужик, толковый этот Захар!» – размышлял Корпей. – «Да и про Сергея худого-то ниче не скажу. Да тока и Макара опять же обижать не хотелось бы. Ведь согласие свое, слово ему уже дал, што отдам свову дочь за его Митьку. С малых лет ведь с Макаркой мы вместе. Не разлей вода всю жизню были. Вместе в Сакмарке на спор, кто кого переныряет, в воде до посинениябултыхались. Вместе по чужим огородам за яблоками лазали. А когда подросли, так вместе на гулянки начали бегать, парней из чужих деревень от своих девок вместе шугать ходили. А уж скокапережито вместе, когда вшей в окопах в японскую-то ишо кормили – то это и вовсе ужо отдельный разговор. Одно токакровопролитное пятнадцатиденное сражение у Мукдена да отступлениеопосля него всей нашенской третей армии по Мандаринской дороге с ранитыми в обозах да под обстрелами япошек чево стоит! Ежели



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist