načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Živá příroda -- Ironické povídky - Anatolij Šinkin

Živá příroda -- Ironické povídky

Elektronická kniha: Živá příroda -- Ironické povídky
Autor:

Анатолий Шинкин «Живая натура» Сборник юмористических рассказов. Девизы автора книги: «Юмор не только ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  52
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 126
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

Анатолий Шинкин «Живая натура» Сборник юмористических рассказов. Девизы автора книги: «Юмор не только помогает, но и не мешает жить!» , «Сочинять шутя и шутить весело, а не создавать слово за словом нетленное да вечное, рискуя надорваться!» Радостная улыбка читателя – лучшая награда автору.

Zařazeno v kategoriích
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Анатолий Шинкин

ЖИВАЯ НАТУРА

Иронические рассказы

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2015


Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Анатолий Шинкин 2015

© Skleněný můstek s.r.o. 2015

ISBN 978-80-87940-75-4

В театре жизни у каждого свое амплуа: одиндраматизиру

ет; другой в черных трагедийных, мрачно насупясь, пожиз

ни шагает; третьему повезло проскакать дистанцию легким

клоуном, и даже его смерть вызывает у окружающих улыбку

Шутит судьба, и не понять – за что.

Юмор мудреца с грустью о несбывшемся...

или сбывшемся не так


Содержание

Живая натура

И всегда наготове

День летнего солнцестояния

Зависть черная дыра

Финишировать лучше самому

А не надо к быдлу задом

Собачий фактор

Завысил планку

А звать Кролик

Бегом по Африке

Любовные игры ковбоев

Включай характер, Борода

Счастье рядом

Счастье есть

Счастье было


Как бы автор в своем как бы творчестве

рассказывает о как бы жизни

Живая натура

Вот и надо двигать на рынок лучшее, что у нас есть

Леночка радостно взглянула на рисунок, перевела взгляд на оригинал и прикусила губу. Ее «смелый, точный,карандаш», как характеризовали ее манеру письма преподаватели художественной школы, в очередной раз давал сбой.Оригинал теперь смотрел не прямо на пол, а под небольшим углом.

Упорная девочка – украшение курса и надежда Школы Искусств, – стерла рисунок и в шестой раз приняласьнабрасывать пенис натурщика.

Абсолютно голый Петрович в позе готовящегося метнуть снаряд дискобола изо всех сил напрягал соответствующие мышцы рук, ног и корпуса. В натурщики он попал попротекции. «Поднявшемуся» на ниве ЖКХ другу детствапозарез понадобилось устроить в комнатенке, которую Петрович снимал у него, магазин. Выросший при Советской власти Игорь Сергеевич еще не растерял НЗ совести ичеловечности, и стеснялся выбросить бомжевать на улицу товарища по детским играм. Вызвал в офис и обрисовал ситуацию:

– У меня есть знакомая творческая дура – красиваяженщина, замечательная художница и добрейшей души человек. Ей нужен завхоз, сантехник, электрик, плотник, сторож и дворник, – все в одном лице и на полставки, плюс комната при Школе Искусств, как они это называют, – ИгорьСергеевич весело блеснул лысиной. – Твои вещи уже перевезли.

Петрович грустно усмехнулся:

– Черт бы вас побрал, – буркнул вместо благодарности и вышел.

По обычаю увлеченных работой людей, директрисаШколы Искусств Изольда Леонидовна, сорокалетняя фигуристая брюнетка, задерживалась допоздна, проверяя работыучеников, составляя планы уроков или работая сдокументацией. Но однажды перегорела лампочка, и теплый кабинет с портретами художников прошлого на стенах сразу сталнеуютным, зябким и жутковатым. В кромешной темнотеожили классики фламандской школы и начали переругиваться с русскими передвижниками, а потом дружно и громко осудили модернистов, кубистов и прочих новаторов. Пабло Пикассо, почему-то по-русски, лениво, снисходительно,небрежно-презрительно отругивался, не выбирая выражения. Изольда Леонидовна в панике схватилась за телефон:

– Петрович, немедленно вкрутите мне новую лампочку. Разбуженный звонком Петрович машинально взял из ящика стоваттную лампочку и в тапочках и семейных трусах, зевая и покачиваясь, пошлепал по длинному коридору.

– Сейчас все будет, – успокоил от двери.

Свободно ориентируясь в темноте, взобрался на стол,втащил за собой стул и, утвердившись на нем, дотянулся,вывернул сгоревшую и ввернул новую лампочку. Вспыхнул свет.

– О-о-о! – в ужасе показывая пальцем, завизжала Изольда Леонидовна. Над ней на двухметровой высоте реялисемейные трусы и все мужское «хозяйство» Петровича.

– Ну че? Ну че? – бормотал в недоумении Петрович,спускаясь с пьедестала. – Свет горит. Работайте. – Инеторопливо зашлепал к своей комнате.

Двойное потрясение заставило Изольду Леонидовнуотвлечься от рисунков учеников и задуматься. Наметанный взгляд художника и в перепуганном состоянии, свосхищением отметил рельефную сухую мускулатурусорокапятилетнего Петровича, без миллиметра жировой прослойки,которая никак не могла появиться при редких, беспорядочных, во многом случайных приемах пищи. А школе срочно:вчера, сегодня, завтра и всегда, как воздух, как голодному кусок хлеба, как сухим полям вода, как Амурским тиграм защита Гринписа, требовалась живая мужская натура.

Жизнь Петровича стала налаживаться. Полная ставка – четыре тысячи рублей, – по мнению правительства,достаточна и избыточна, чтобы сделать счастливым любого из россиян. Теперь Петрович занимался хозяйственнымиработами после полудня, а с утра до обеда «стоял в позе»,работал «нуде моделью» – дословно «голый образец», изображая отпускающего тетиву лучника, рубящего саблей всадника, финиширующего бегуна – мужчину напрягшего мышечные и душевные силы для достижения результата. Юныехудожницы, вертлявые смешливые болтушки из хороших семей, старательно пытались передать «движение и напряжение».

– Остановить мгновение и показать, как оно прекрасно, – недостаточно, – убеждающе вещала Изольда Леонидовна. – Покажите, как оно продолжается и обещает стать еще ярче.

Особенно нравилась Петровичу поза Роденовского«Мыслителя». Подперев кулаком подбородок, переносился Петрович в свое недавно благополучное и начисторазрушенное рыночными отношениями прошлое. Работяга по жизни после сокращения с завода еще пытался некоторое время трепыхаться, разыскивая работу и зарплату, но сначалапокинула дом и затерялась в столицах дочь, следом укатил на Севера сын. Супруга нашла себя и свое новое счастье вторговых рядах, стала средним классом, и, наконец, объявила Петровичу. что он разведен и свободен, без права нажилплощадь. Спасибо, Игорь Сергеевич – друг детства, не далпропасть. В этом месте Петрович, скрипнув зубами, отчетливо выговаривал: «Блин!», но голос заглушал звонок с урока, и Петрович шел курить.

Позировал Петрович, привыкший к скромности и чуждый новаторству, всегда в трусах. И только под давлениемИзольды Леонидовны, сменил свои семейники на купленноедиректрисой белоснежное «нечто», с запАхом и серебристой пуговицей на ширинке. Тем не менее, Изольда Леонидовна не оставляла попыток представить Петровича ученицам в одежде античных героев. Горячо убеждала в красоте игармоничности человеческого тела вообще и крепкогожилистого мышечного скелета Петровича в частности, популярно указывала на неполноценность и незавершенность картин, в которых отсутствует образ напряжения становых мышц нижней поясничной области, малого таза и бедер. Исчерпав аргументы, директриса достала из сейфа бутылку водки и набулькала почти половину фужера.

Петрович «сломался» и стал дискоболом-метателем.

– Обратите внимание, – Изольда Леонидовна победно оглядела класс, – как отчетливо проявилась мускулюсглютеус – верхняя ягодичная мышца. – Кончиком указки онаобрисовала поглаживающим движением на теле Петровичанужный участок. – В момент наибольшей концентрации тело и разум объединяются для мощного броска. Мозг расслабляет, отключает, почти прекращает подачу крови в органы иткани, не участвующие в совершаемом действии.

Кончик указки задел пенис натурщика, и пребывающий в состоянии легкого опьянения мозг Петровича не смогсосредоточиться и перенаправить весь ток крови в мускулюсглютеус. Часть ее, спровоцированная кончиком указки,перетекла в пенис, и тот потихоньку начал набухать и выпрямляться, обретая силу и размеры фаллоса. Хихикающие ученицы, не доверяя собственному мастерству художников, торопливо достали мобильные телефоны.

– Подняться до высот модернизма и сюрреализма, –радостно разливалась Изольда Леонидовна.

Как бы отвечая на ее сентенцию, пенис Петровича, нет, теперь уже фаллос, выпрямился во весь рост, поднялся над реальностью, снисходительно осмотрел пожирающую его глазами девчоночью аудиторию, усмехнулся и остановил взгляд на зрелых округлостях преподавателя.

Леночка, едва не до слез уязвленная собственнымнеумением «ухватить» ускользающую натуру продолжала раз за разом стирать и набрасывать вновь разбухающий ивыпрямляющийся предмет. Увы, всякий раз получалась только застывшая форма, действительная только в короткийпромежуток времени. Сама того не ведая, девочка подходила к открытию в искусстве живописи.

Изольда Леонидовна, заметив, как изменился векторвнимания аудитории, обернулась за взглядами учениц и, струдом сохраняя самообладание, попыталась взять ситуацию под контроль.

– Для художника не может быть скрытых или смешных частей тела, – продолжая говорить, она развернула стоящее на подиуме кресло к доске и, взяв за руку, усадила в него Петровича. – Весь человек, включая интимные части ипотаенные уголки души, является частью искусства. Леночка, немедленно в туалет. Намочите салфетки холодной водой и принесите. Урок не закончен. Рисуем по памяти, особообращая внимание на крутизну абриса мускулюс глютеус...

Класс, разочарованно вздыхая, принялся рисовать попамяти мускулюс глютеус. Вспотевшая от волнения Изольда Леонидовна бережно обкладывала фаллос Петровича,который в полный рост вовсе не выглядел «смешным»,холодными мокрыми салфетками. Салфетки тут же нагревались и высыхали. Леночка челноком металась между классом и туалетом. Петрович, укутанный клубами водяного пара, не выдержал:

– Больше мне делать нечего, как салфетки вам сушить. Блин!

Неприличное слово заглушил звонок с урока и разрядил неловкую ситуацию.

Изольда Леонидовна смолоду не была дурнушкой, а ксорока расцвела совершенно. Нестандартный учебный день принес волнение, возбуждение; на щеках директриссыразлился акварельный румянец, и Петрович, строгим голосом в телефоне приглашенный «на ковер «, лишь растерянноперебирал ногами, не в силах отвести глаза от притягивающей красоты.

– Вы хотя бы понимаете, что сорвали занятия, нарушили поурочный план? – Изольда Леонидовна, пытаясь бытьстрогой, повышала голос. – Учебная программа и процессподготовки молодых художников-новаторов поставили своим безответственным поведением, – она машинально схватила со стола указку, пропустила ее сквозь кулак сверху донизу и закончила, – на грань срыва. Чему вы улыбаетесь?

– Радуюсь, что сейчас не тридцать седьмой, – Петрович взялся левой рукой за пояс брюк, а правой потянул застежку «молнии». – После таких обвинений меня бы уже к вечеру расстреляли...

Леночка вышла из студии, обернулась на пороге и сильно запустила стирашкой в античную гипсовую голову. Непорадовавшись точному попаданию, понуро побрела покоридору. Сверхурочные занятия, когда она бесконечно рисовала и стирала нарисованное, снова убедили ее в безнадежности попыток «ухватить» движение.

Размышляя о собственной бездарности, Леночка, шла по коридору и вдруг осознала, что шагает в такт едва ощутимым толчкам, сопровождаемым стонами и хрипами. Подчиняясь девчоночьему любопытству, приоткрыла дверь директорского кабинета и застыла на пороге. Перед ней, поочередно напрягаясь, совершали вращательные и одновременновозвратно-поступательные движения до боли знакомыеягодицы Петровича, поверх его головы ритмично качалисьстройные ноги Изольды Леонидовны, а левая рука директрисы, свешиваясь с плеча натурщика, указкой отшлепывала такт по его правой мускулюс глютеус.

Карандаш стремительно летал по бумаге, но мышцыменяли форму и конфигурацию. Леночка поспешно потянулась за стирашкой и фыркнула с досадой: резинка осталась встудии. Девочка торопливо перевернула лист, затем второй,третий... Изрисовав набросками альбом, тихо прикрыла дверь и радостная помчалась домой.

Ленусис ИвАнова с картиной «Вечное напряжение» стала знаменитой. Тридцать шесть набросков, расположенные на одном полотне по кругу, создавали иллюзию бесконечного движения. Картину через интернет купил некий«прожженный» российский меценат, а через полгода полотно с Сотбис «ушло» за сто тысяч американских денег.

В масс-медиа развернулись словесные баталии. Западные СМИ запестрели статьями об экспансии Русской культуры и ее негативном влиянии на европейские и американские нравственные ценности, моральные принципы итрадиционные устои.

Россияне отлаивались штампами о вывозе за бесценоксамобытных шедевров западными дельцами.

Относительно трезвый голос прозвучал из интернета.Дословно: «Эта задница красочно показала все тончайшиеизменения выражений человеческого лица ???? в моментнаивысшего душевного подъема».

И это правда. Зритель в первый момент разглядывания художественного полотна ощущал сильнейшее сексуальное возбуждение, к которому постепенно добавлялись тревога за незапертую дверь, не выключенный утюг, открытый кран; примешивалось желание стать депутатом Госдумы,космонавтом, писателем и публиковать свои творения напопулярном литературном сайте. Много всяких чувств вызывала картина.

Петровича пригласили участвовать в телепередачах:«Человек года», «Он сделал себя сам» и других. Слава неиспортила чистую живую душу Петровича. Он по-прежнему сторожит Школу Искусств, чинит водопровод и пробивает канализацию, вкручивает лампочки; регулярно,упорядоченно и не случайно «жарит»... впрочем, – это личное. С утра до обеда работает натурщиком, и всегда готов за рюмкубеленькой показать задницу всем Российским художникам, а за стаканчик виски – и зарубежным. Блин!

И всегда наготове

А в моей душе живет кот, раньше был мартовским

– Только без баб. Чисто по-мужски, – выпьем, поговорим и разбежимся. У меня сегодня банный день.

Колян Савицкий, еще не забывший «ридну мову»,поначалу звал к себе «до хаты», а Вадик Лисовский, парнишка с Белорусского полесья, с пышной скобочкой «песнярских» усов, возражал, мол у него удобнее. Но мы с Воронежским парнем Серегой отстояли бильярдную – пустующуюкомнатенку при клубе, со столом, на котором сиротливо белели пяток шаров да захватанный, порыжевший от времени кий.

– И очень удобно, – убеждающим тоном объяснял Серега, раскладывая по столу водку-закуску: три поллитровки,банку тушенки и буханку белого хлеба. – Мужской праздник раз в году, и женщинам на нем места нет.

У меня свой мотив не ходить в гости к Вадиму и Коляну. Лет пять тому в нашей общей холостяцко-общаговскоймолодости их нынешние жены Ленка Маленькая и Ленка Рыжая всерьез собирались увидеть во мне супруга, и даже сейчас одаривали порой томными взглядами, но для меня семья и дружба – строгие понятия, и я честно стараюсь забыть наши веселые чувственные кувыркания и проделки.

– За Армию, за Флот, за Державу! За нас, ребята! Я на атомной ходил, – поднял стакан Серега, выпил, налил ипередал эстафету Коляну.

– Шоб не последняя. Мотопехота, сержант, – стакан ушел к Вадику.

– И за наших партизан. Авиация, моторист.

– За вас, ребята. Связь, повар.

– А связистов, за что кормить? Пусть радио слушают, – схохмил Колян. – Посуду не задерживай.

По случаю наступающего праздника бригада отработала только до обеда, а потом мастер поздравил всех с ДнемСоветской Армии и Военно-Морского флота, и отправилготовиться к торжественному собранию и следующему за ним концерту.

Выпили по второй, закурили. Только середина дня, ивремени – вагон. Заговорили о своей армейской юности, икакто быстро перекатились на всегдашнюю тему о роли трех славянских республик в мировой истории вообще иСоветского союза в частности.

Колян «рвал рубаху на груди», рассказывая, как богата Украина полезными ископаемыми:

– А я тоби кажу, золото на Украине есть.

Вадик, перегнувшись через стол, размахивал уСерегиного лица кулаком:

– Учти, из всех славянских народов Белорусы самыемиролюбивые.

Серега, следя глазами за мощным аргументом, спешилсогласиться.

В нашей стройбригаде ребята большие и крепкие.Меньше метра восьмидесяти и нет, только Серега ростом невышел, да он и не числится формально в бригаде. Работает на башенном кране, обслуживает наши объекты –двух-трехэтажные дома, которые мы собираем, как семечки щелкаем, – быстро и качественно.

У меня к Сереге сложное отношение. Года три назадзакрутился сногосшибательный двухмесячный секс-марафон с Надей Молдаванкой, приставку к имени девушка получила по принципу похожести, но каких кровей в ней былонамешано и сама перечислить не могла: молдаване, русские,татары,... а в результате получилось такое замечательное чудо: четко очерченные губы, припухшие по контуру,молочно-белая кожа, под густыми ресницами желто-зеленые глаза скоричневыми крапинками на радужках – по шесть штук. При небольшом росте высокая грудь и длинные стройные ноги.

Наши отношения, язык не поворачивается назвать ихроманом, проходили бурно и стремительно. В двух словах, – мы хотели. Полное единство тел. Мы друг друга хотели вечером, ночью, утром и в обеденный перерыв; на улице, в комнате, в рабочей бытовке, в общаговском коридоре и на танцплощадке. Если возможности для секса не было совсем, мы держались за руки и тонули в глазах друг друга.

Как-то умудрялась она оставаться незаметной средишумных языкастых подруг – малярок и штукатурш. Я обратил на нее внимание через год после ее приезда в поселок:случайно пригласил на медленный танец. Тогда все и началось.

Взял за талию, она положила руки мне на грудь, сразуперенесла и обхватила за шею, прижалась, задышалапрерывисто в плечо, и стало жарко в холодном зале. Не дотанцевав, двинулись, не расцепляя руки, к выходу. За бортомвоспоминаний остались сто метров пути до общаги. А вкомнате начали целоваться. Губы обволакивали не только рот, но, кажется, все тело до самых пяток, и, мы, боясь потерять и потеряться, притягивали и прижимали друг друга и мешали себе раздеться. Наверное, о чем-то говорили, но, скореевсего, нет. Ее имя я узнал дня через три, из случайноуслышанного разговора.

А потом срочная и долгая командировка на другой конец страны, сессия, плавно перешедшая в отпуск. В поселок я вернулся только через полгода, когда Надя Молдаванка уже была женой Сереги кранового и, как говорится, готовилась стать матерью. Кстати, с Надей мы так серьезно сексуально «оторвались», что уже в командировке заметил полноеотсутствие влечения к прекрасному полу. Не вернулосьлибидо и на сессии, зато резко подросли учебные показатели, не только мои, но и всей нашей на девяносто процентовдевчачьей группы.

В отпуск к родителям явился душевно опустошенным и, в переживаниях о своей мужской состоятельности, отдался пьянству. Сознание и жизнь вернулись в тот момент, когда «вспахивал сексуальную ниву» на Верке Тракторе.

Верку местные парни прозвали Трактором занеостановимый сексуальный напор и физическую мощь. Веркехронически не хватало секса, и она просто втаскивала на себя приглянувшегося парня или мужичка, не стесняясь икулачком крепеньким приложить, если у партнера не находилось достаточно сил и желания удовлетворить немереныепотребности. Впрочем, сильный пол особых претензий невысказывал: фигура у Верки – супер и лицом не дурнушка.

Воспользовалась Верка пьяной отключкой, а у меня и рот до ушей – в порядке инструмент. Покувыркались недельку. Родители мои, уговаривая сынищу покинуть Севера,обещали машину подарить, но, узнав, с кем провожу ночи,быстренько взяли билет до Тюмени, собрали сумку и сунули полусонного досыпать в плацкартном вагоне.

– О чем размечтался? – Серега толкнул в руку стаканом с водкой.

– Нет, я пас. Банный день – это серьезно, а пойло ужекончается

– Успеешь еще, – заплетающимся голосом попытался убеждать Вадик. – Сейчас еще сгоняем.

– Магазин закрыт – предпраздничный день.

– Вин с пид земли достанет, – гордо проинформировалКолян.

– Нет. Всех с наступающим праздником.

После бани тридцатиградусный мороз уже невоспринимался, хмель улетучился. Я бодро взбежал по деревянным ступенькам крыльца, открыл дверь и столкнулся сНаденькой.

– Я к подругам хотела зайти, пока мой спит. Увидела тебя в окно и решила подождать.

Три года не слышанный голос прозвучал в ушах музыкой: густой, глубокий, теплый, – век бы слушал.

– А я это,... из бани.

– Вижу. Может, пригласишь зайти? Посмотрю, что у тебя изменилось?

Как будто что-то действительно может измениться вобщаге. Изменилось, – время остановилось напрочь иколыхалось в неясной осязаемой неотчетливой полудреме. Взял ее правое запястье, продвинул пальцы, поглаживая теплую кожу под рукавом шубы, и молча смотрел в глаза. Те жекоричневые точки на зеленой радужке – по шесть на каждой.

Как прежде, не расцепляя рук, прошли в комнату. Помог снять шубу.

– Чаю хочешь?

Надя улыбнулась, засмеялась, а следом и я захохотал. Трудно было выдумать более глупый вопрос: в прежнихотношениях не хватало времени ни на чаи, ни на обеды, даже на разговоры. Только однажды пришло в голову устроить подруге «романтический вечер». Достал за тройнуюцену(сухой закон) бутылку водки, разогрел полную сковороду гречневой каши с тушенкой, нарезал свежего хлеба. Кашу и хлеб успели съесть утром, перед работой, а водка так ипростояла. За час до отъезда в командировку выпили с Серегой крановым, будущим Надиным мужем. Вот ведь судьба.

Смеялись, раздевая друг друга, легли, прижались плотно телами, сердцами, душами, в мареве неподвижноговремени. Надя погладила плечо, я перевернулся на спину, помог ей лечь сверху, задвигались плавно, не отрываясь смотрели в глаза. Надя приподнималась и отдалялась, и я, тревожась, потянулся руками вслед, по бедрам, животу, тронул и сжал пальцами груди, коснулся сосков. Надя вскрикнула,вытянулась и с плачем рухнула на меня.

Целуя мокрое лицо, подвинулся к краю кровати. Надяперевернулась на спину, потянула меня за плечи. Задвигались в совместном страстном танце, все убыстряя темп. Надя опустила веки, подвыла утробно и сжала зубами мое левое плечо, остро процарапала ногтями бока. Боль смешалась с наслаждением, и мы дружно и глубоко задышали в полной усталости.

– Хочешь? – протянул Наде сигарету.

– Я не курю, – она встала и начала одеваться. – Все. Пора. Мой, наверное, уже проспался.

А я вдруг сообразил, что это действительно «все» ивскочил с кровати.

– Надя, я тебя три года ждал...

– И был наготове? – она смотрела на меня и смеялась.

Глянул на себя, да, не мешало бы одеться, и тожезасмеялся. Вот такое веселое прощанье.

Утром разбудил стук в дверь и, прежде моего разрешения, ввалились Колян, Вадик и Серега. Гордо выставили на стол две бутылки.

– Поднимайся, солдат. Родина призывает опохмелиться.

Пока приводил себя в порядок, сгоношили закусь, выпили и заспорили вновь о величии своей славянской республики перед другими славянскими республиками.

– Нет, но почему Белоруссия – Белая, Россия – Великая, а Украина всего лишь Малая? – горячился Колян. – Да мы, если хочешь знать, весь Союз кормим.

Ребят не переслушать. Я из татар, и для менявеликодержавные межславянские разборки исторически по барабану.

День летнего солнцестояния

Если в литературном произведении есть Он и Она,

секс должен состояться при любой погоде

В половине первого ночи солнце скрывалось загоризонтом, начинался вечер. Вечер, минуя ночь, превращался в утро, и уже через час яркие лучи, облив золотом верхушки сосен, быстро опускались к земле и наполняли поселокгорячей удушающей влажностью.

Поселковые собаки в поисках прохлады перетащили свои мохнатые тушки в тень домов и остались лежать, вывалив вздрагивающие в частом дыхании языки, с которых капала на песок горячая слюна.

К восьми утра не выспавшиеся жители потащились наработу.

Комаров, господствующих ночью, сменила мошка, асолнце еще приподнялось и добавило жару.

– Вот, примерно так и выглядит пекло, – радостнопрокричал Сашка Серегин, которого чаще называли СерегойСашкиным.

Первый день после отпуска. Он двумя руками черезголову стянул оранжевый накомарник, заткнул за пояс брюк и вошел в прорабскую.

– Здорово, Михалыч. Откуда такая тишина?

– В отпуске все, – сказал прораб и зевнул с подвывом. – С выходом тебя. На весь участок – я да Любанька, на кране



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist