načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Sonmen - Alik Čulikov

Sonmen

Elektronická kniha: Sonmen
Autor:

Kniha je psána rusky  Человек сна. Реальность на грани зазеркалья. Кто транслирует нашу прошлую жизнь? Сон разума ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  52
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 180
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

Kniha je psána rusky   Человек сна. Реальность на грани зазеркалья. Кто транслирует нашу прошлую жизнь? Сон разума рождает чудовищ? Или чудовища обретают плоть, взращенную коварной памятью? Ничто не скрыто от глаз Черного Мытаря. Он ждет своего часа. Эта великолепно иллюстрированная художницей Оксаной Свистун повесть – о том, как избежать встречи или встретиться с Черным Мытарем достойно. А также в сборнике представлен коктейль рассказов, где реальность разбавляется фантастикой, приключениями и мистикой, не покидая пределы разумного мира. Člověk sní. Reálnost na kraji za zrcadlem. Kdo překládá náš dosavadní život? Sen co v mysli zrodí monstra? Nebo monstra získavají tělo díky zvrácené zákeřné paměti? Nic neni skryté očím Černého Mytara. On čeká na svůj čas. Tato kniha, skvěle ilustrovaná malířem Oksana Svistun, je pověst o tom jak se důstojně potkat s Černým Mytarem. V knize jsou příběhy, kde je realita propojena s fantasy, dobrodružstvím a mystikou.

Zařazeno v kategoriích
Alik Čulikov - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Skleněný můstek 2014


АЛИК ЧУЛИКОВ

СОНМЭН

ISBN 978-80-87940-29-7

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2014


Содержание

СОНМЭН

ЧЕТВЕРТЫЙ ЭЛЕМЕНТ ЗАГАДКИ СФИНКСА

ИЗБИЕНИЕ ИРОДА

ПРОЩАЛЬНАЯ МИСТИФИКАЦИЯ КЛЕОПАТРЫ

I. ПАДЕНИЕ ГЕРКУЛЕСА

II. У БОГОВ ЕСТЬ СВОИ ТАЙНЫ

ПРОНИКАЮЩИЙ В ДОЛИНУ ЖИЗНИ ДВАЖДЫ

ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ МАЭСТРО АНТОНИО ГАУДИ

ЛЮБОВЬ ВИРТУАЛЬНАЯ

ОНА – ДАМА СТРАШНАЯ

НЕ ПОМИННАЙ ЧЕРТА ВСУЕ

ПЛАТАН ГИППОКРАТА

УГОЛ ПАДЕННИЯ...

ЛУННЫЙ ЦВЕТОК

ОДНАЖДЫ В ПЯТНИЦУ, 13-ГО ЧИСЛА

УЛЫБКА ЧЕРНОГО

ЧАСТЬ I

ЧАСТЬ II

ЧАСТЬ III

СОЛНЕЧНЫЙ ОЖЕГ 1-ГО АПРЕЛЯ

НЕДЕТСКИЕ ИГРЫ

КОГДА ОН СТАЛ КОТОМ

ЗЛОЙ ДУХ ДЖОМОЛУНГМА


СОНМЭН

«Когда бы мог весь мир узнать,

Что жизнь с надеждами, мечтами

Не что иное – как тетрадь

С давно известными стихами»

(«SENTENZ» М.Ю.Лермонтов)

Человек выбросился с шестнадцатого этажа. Толпа зевак слюбопытством и страхом, и безразличием внутри разглядывалараспластанное тело. Неодолимая сила тащила Николаса сквозьлюдскую массу к телу самоубийцы.

Взглянув в лицо неестественно вывернутой головы покойника, Николас вздрогнул, кто-то извне утверждал: «Ты знаешь его».

Никто кроме Николаса не заметил, как ресницы, откинув веки, на миг распахнулись, и глаза холодным блеском топаза отразились от лица, и едва уловимая улыбка зыбко пробежала по губам мертвеца. Николас испуганно оцепенел, рассудок напрягал тщетно память, но все безнадежно.

– Я не знаю его, – сказал Николас.

Рядом стоящие люди недоуменно посмотрели на незнакомца.

***

Навязчивый сон, как паранойя раз за разом возвращал Николаса к этому сюжету. Пробуждение стало утомительным, будто и не было сна вовсе, возбужденный разум искал разгадку. Молодой доценткафедры высшей математики стал брать сверхурочные часы, занялся репетиторством, погрузился в мир цифр и гипотез, неразгаданных теорем, лишь бы загрузить разум и вытеснить бредовую память того видения.

Аудитория была наполнена чистым звуком душевного покоя –резонанса шелеста бумаги и скользящего пера с дыханием исердцебиением студентов, выполняющих очередную контрольную работу. Эта атмосфера была комфортна Николасу. Он просматривалпредыдущие работы студентов, листая страницы и читая очень спорные, но смелые своей новизной решения теорем великих гипотез.

– Алина Казанская. «Теорема о душе». «Любое компактноемногообразие является своей душой...»

Далее следовала таблица знаков и оригинальная попыткапоставить точку в решении теоремы. Николас улыбнулся. Но следующая запись Алины наложилась на улыбку, стирая её.

– Николас, – писала студентка, – душа компактного многообразия не умеет чувствовать. А ваша душа? Я вас люблю! И это серьезно.

Преподаватель минуту сидел, осмысливая, как ему казалось,невероятную запись в рабочей тетради студентки. Затем медленноподнял голову и посмотрел в сторону девушки.

Она, отрываясь от контрольной работы, встретилась с еговзглядом. Смуглое красивое лицо с тонкими чертами, обрамленноенеуправляемым водопадом волос. Большие, бирюзового воска глаза с ярким язычком горящих фитильков вместо зрачков невольновызывали в смятенном сознании Николаса глупую мысль: «На такой свет летят мотыльки и гибнут в его пламени».

Магическое состояние гипноза прервал звонок, известивший об окончании занятий. Студенты подходили к его столу и сдавалиисписанные листы контрольной работы. Николас сидел за столом, не поднимая головы, и сделал это, когда звук последних шагов покинул пределы аудитории. Но трудно вырваться из хроники давнопрописанных событий.

При выходе из здания института Николас вновь оказался рядом с Алиной. Минуты три шли рядом молча:

– Зачем? – задал он глупый вопрос.

– Что – «зачем»? – спросила Алина и заглянула в глаза Николаса.

«Всё, сгорел, – пронеслось в его голове, – у неё безумно красивые глаза».

– Так не должно быть: вы студентка, я преподаватель. Этоаморально.

– Чувства аморальны, если это страсть без перспективыпродолжения отношений.

– Любые чувства рефлекторны и временны, – ответил он.

Алина вновь задумчиво взглянула в его лицо.

– Я не верю, что вы так думаете. Эта фраза из кодекса,прописанного для общества пастырями. А истинно верующих проповедников единицы.

«Да, – пронеслось в голове Николаса, – она имеет редкуюсочетание качеств – красоты и ума».

Они подошли к автостоянке при институте.

– Вам куда? Я на машине, могу подвезти.

– Спасибо, за мной приехал брат. До свидания, Николас. Янаписала вам о своих чувствах. Они вас ни к чему не обязывают. Сердцу действительно нельзя приказать.

Николас стоял и провожал глазами девушку. Она подошла квысокому смуглому парню, который открыл перед ней дверь автомобиля, и он поймал его острый колючий взгляд таких же, как у Алины, но жёстких по энергетике глаз. Через минуту автомобиль резко набрал скорость и исчез за поворотом.

***

Смятенное сознание отталкивало сон, но когда, же он его одолел, то не принёс облегчения, а загнал в тупик. Сон – как реальность.

Казахский аул. Николас жил во сне и понимал, что не было в его жизни этого сюжета. Он никогда не был в Казахстане. Но явно видел себя.

Молодой учитель математики не учил, а раскрывал красоту и звучание, мистические свойства цифр и символов, языком которых говорит Вселенная и Вечность. Ученица, влюблённая поклонница, милая девушка, не то уйгурка, не то татарка Гуля, удочерённаябездетной казахской парой. Приёмные родители благосклонноотносились к зарождающимся чувствам молодых людей.

В вечерних сумерках Николас и Гуля сидели во двореглинобитного родительского дома на стволе поваленного бурей карагача. Черная безлунная степная ночь, внезапно опустившаяся на землю, высвечивала бесконечную даль звездного неба. Николасмгновенным неприятием вдруг ощутил на себе взгляд глаз холодного топаза двух рядом парящих звезд. Хозяйская чабанская овчарка, доверчиво уткнувшаяся головой в его колени, вздрогнула, приподняла морду и протяжно завыла. И в следующее мгновение яркий всполох света поджёг горизонт.

– Гроза, – предположил Николас.

Гуля тревожно глянула вдаль, затем вскочила на ноги и крикнула:

– Это сарай отца горит! Там жеребёнок Звёздочка! Буди отца! Я побегу открою ворота сарая!

Николас разбудил отца девушки, и они вдвоём побежали в сторону ярко запылавшего горизонта. Учитель жестко корил себя, чтоотпустил девушку одну. Страшные минуты пережил он у горящегостроения. Сарай, объятый пламенем, рухнул. Жеребёнок метнулся им на встречу и шарахнулся в сторону.

– Гуля!!!! – с надрывом в голосе закричал Николас.

Но лишь гул пламени и стрельба лопающегося раскалённогосаманного кирпича разрывали ночную тишину. Николас неосознанно бросился в пылающее чрево, но сильные руки отца Гулиперехватили его и прижали к груди.

Глаза старика пылали болью, осушая выступающие слёзы.

– Нет нашей Гули, сынок, сгорела наша свечечка.

Он зарыдал безслёзно, сотрясая большое тело. Прибежавшиеаульчане водой из вёдер пытались залить пламя. А оно ещё большенеистовствовало, отбрасывая смельчаков назад. Николас вырвался из объятий отца, заметался вокруг единого столба пламени и голосом, изломанным страданиями, кричал:

– Гуля! Гуля, я здесь, иди ко мне!

И вдруг в горящем гигантском факеле появилась она, объятаяпламенем, словно фантастической одеждой. Глаза излучали нежность, алые губы пылали зовущей улыбкой. Гуля протянула навстречу Николасу руки, звала его неведомой гипнотической силой любви. Николас бросился навстречу любимой, но был отброшениспепеляющей жарой. Он вновь вскочил на ноги и, преодолевая давление жара, вошёл в пламя. Одежда и волосы вспыхнули. Ужасающая боль вновь вышвырнула его из огненного капкана. Подбежавшие люди окатили учителя водой из вёдер, гася пламя. В этот миг Николас вновь увидел Гулю. Она, медленно сливаясь с пламенем,обернулась. Смертельная грусть пылала в её глазах. Николас закричал от накрывшего его резонанса физической и душевной боли ипроснулся от собственного крика.

Мокрая от пота постель добавила душевного дискомфорта.

***

Сны, сны. И жизнь как сон, это всё более от боли затягивающее чувство любви к Алине. Разум, размягчённый стрессом, потерял чувство реальности. Ему казалось, что он проживает несколькожизней сразу.

***

Николас, нагруженный покупками, возвращался домой.Небольшой коттедж под красной черепичной крышей, окутанный зыбким туманом июльской жары, излучал тревогу.

Он застал у ворот своего коттеджа гудящую толпу и на мгновение оглох, придушенный дурным предчувствием. Толпа расступилась перед ним, жестикулируя и крича злыми лицами, как в немом кино. Николас увидел своего любимца – кавказскую овчарку, добряка Рема. Огромные лапы овчарки тяжело лежали на грудиповерженного мужчины. Никогда Николас не видел такого звериного оскала пасти своего друга, нацеленного на горло перепуганного, в котором признал своего соседа.

– Рем, ко мне!

Собака, услышав голос хозяина, поднял морду, оставила жертву и пошла к Николасу, жалобно скуля, словно объясняя историюпроисшествия.

Злобный сосед, поддерживаемый толпой, выкрикивал словапроклятий и угроз потребовать через суд возмещения моральногоущерба и усыпления собаки.

Николас не мог поверить, что его разумный друг перемахнулчерез забор и без причины напал на человека, проходящего мимо. Он закрыл собаку в вольер, часами сидел и смотрел в глаза Рема. В них была бездонная грусть и жалость к измученному хозяину. Рем впорывах чувственной беспомощности лизал ладони хозяинашершавым языком.

– Что произошло, Ремушка? – который раз задавал вопрос хозяин собаке.

В эти минуты Рем поднимал свою большую лохматую голову,тяжко вздыхал и жалобно скулил. Затем, видя, что хозяин его непонимает, тяжело опускал морду на большие лапы и грустно смотрел на него, его большие глаза наполнялись влагой и одинокая слезатерялась, падая в густую шерсть.

Николас пробовал договориться с соседом, выплатил емутребуемую сумму денег, но сосед заявил категорично:

– Пока не усыпишь собаку, я не успокоюсь.

Николас, возвращаясь вечерами с работы, встречал у ворот своего дома сумасшедшую сестру соседа. Грязные оборки платья ирастрепанные немытые волосы, и дикие безумные глаза излучалидемонический свет. Завидев Николаса, соседка судорожно дергалась,хохотала отвратительным жутким смехом и выкрикивала:

– Придут Черные Демоны и накажут виновного!

Кошмарный месяц бессонных ночей, бессмысленныхтелепатических бесед с собакой извели разум Николаса. Он запил, чтобызаглушить боль неотвратимо приближающейся разлуки с Ремом,перестал ходить на работу.

Как-то днем, услышав звонок, глянул на видеомонитор. Камера показала нежданного визитёра. Николас узнал эту гостью. Это была Алина, его студентка.

Алина увидела лицо Николаса, обросшее трехдневной щетиной, похудевшее, с впалыми, полубезумными от алкоголя, но абсолютно трезвыми глазами...

– Что с вами, Николас? – испуганно вскрикнула она.

Алина выслушала болью залитый рассказ преподавателя.Пыталась, но не находила слов успокоения.

– Но так нельзя, Николас, ведь не конец, же света, должен быть какой-нибудь выход.

– Какой? Усыпить и забыть? Или самому уснуть и не проснуться?

Звук захлопнувшейся калитки заставил преподавателя и студентку выглянуть в большое окно столовой, выходящее во двор коттеджа.

Странное видение поразило Алину. По двору к вольеру сзаключённым Ремом шла маленькая девочка лет пяти-шести в длинном цветастом платьице.

– Это подружка Рема, – грустно улыбнулся Николас, – цыганочка из табора, что разместился не далеко отсюда. Она глухонемая.Чтото давно её не было видно.

Алина и Николас вышли во двор, который был наполненнеистовым, радостным лаем овчарки. Под напором массы тела Рема вольер закачался, щеколда запирающая калитку лопнула, и черезмгновение радостный пес облизывал лицо смеющейся девочки. Онамаленькими ручонками обхватила могучую шею Рема и прижалась к его широкому лбу своим лицом.

Алина и Николас подошли к обнимающимся друзьям и застыли в изумлении. Девочка беззвучно что-то лепетала в обрезанное ухо Рема, а пес в ответ жалобно скулил. Алина присела на корточки, осторожно взяла за плечи маленькую цыганочку и своими глазами цвета бездонного моря взглянула в горящие угольки глаз девочки.

– Говори, родная, – умоляюще попросила она подружку Рема.

И вновь волна безумного изумления накрыла Николаса.Глухонемая, глядя в глаза Алины, раскрывала маленький ротик, словновязала неслышимые слова, которые видела лишь Алина, и слышал Рем.

Николас наблюдал, как преображается лицо Алины. Удивление, испуг и ненависть яркими вспышками загорались на нем.

Опустошённая и усталая, она поднялась на ноги, прижимая к себе девочку и лохматую морду Рема, глаза которого были залиты росой боли и радости.

– Твой сосед – извращенец, он пытался силой увести девочку к себе, а Рем защитил её. Ребёнок убежал, испугался и никому нерассказывал об этом. А вчера ей приснился сон, что Рема забираютАнгелы на небеса. Она проснулась испуганная и все рассказала отцу.

Николас, словно облитый ушатом кипятка, разгоряченныйтрехдневным алкоголем, вбежал в дом, через мгновение выскочил сружьем и бросился к дому соседа.

– Николас, остановитесь, это безумие, – бросилась следом за ним Алина.

Лишь у самого порога соседского дома она поймала за рукавНиколаса, но он вырвался и плечом вынес дверь соседского коттеджа.

– Еще один сумасшедший, – услышал Николас, едва влетев вприхожую, и обомлел.

Несколько людей в штатском и участковый полицейский смотрели на него недоуменно. На полу лежало тело соседа с голым торсом, а рядом валялся шприц и несколько разбитых ампул.

– Он мертв? – спросила Алина.

– Да, наркотики, передозировка, – ответил участковыйполицейский.

В углу на стуле сидела с опущенной под тяжестью копны немытых волос сумасшедшая сестра соседа. Почувствовав взгляд Николаса, она вскинула голову, и дикий хохот парализовал всех находящихся в комнате. А сумасшедшая хриплым испуганным голосом поведала всем окружающим тайну:

– Пришли два Черных Демона и усыпили брата.

На следующий день цыганский табор снялся с временно обжитого места и покинул порочный край.

***

Чудесная реабилитация Рема способствовала воспарению духа Николаса.

Сны временно отступили. Он всё больше растворялся вчувственном тумане магнетической любви к Алине. Его уже мало трогали заспинные шептания коллег-преподавателей, которые с явнымналётом зависти обсуждали аморальные отношения преподавателя и студентки.

Старший брат Алины, заменивший ей отца и мать, погибших в автокатастрофе, потребовал представить ему субъекта, посмевшего завладеть сердцем красавицы.

Чёрный строгий костюм и безупречно-белая открахмаленнаясорочка с галстуком-бабочкой подчёркивали античную красотуНиколаса, имеющего греческие корни по матери. Он гармоничносмотрелся рядом с восточной красавицей Алиной.

Столик на четверых был зарезервирован в престижном ресторане, не терпящем пустоты, и находился в самой интимной частиресторана, отгороженный перегородкой и подсвеченный старинным бра.

Навстречу Николасу и Алине из-за столика поднялся высокий, широкоплечий атлет немного старше Николаса в щегольскомослепительно-белом костюме. Белозубая улыбка под чёрными усами действовала обезоруживающе, но тёмные умные глаза с жестким блеском сапфира высвечивали недюжинную силу духаприрождённого лидера.

– Тимур, – назвался он, протягивая руку Николасу, и представил свою даму – блондинку модельной внешности, – Людмила.

Двухчасовое застольное общение, разбавляемое глотками виски и изысканными блюдами не оставило сомнений о роде занятийТимура, который представился бизнесменом в сфере автобизнеса.

По тому, как несколько раз подходили к их столику рослыеджентльмены с печатью Алькапоне на лбу и почтительно обнималиТимура, словно старого уважаемого знакомого, Николас понял, что брат Алины вероятнее всего криминальный авторитет. Хотя надо отдать ему должное, в безупречно грамотной речи, чувствовался человек незаурядный, образованный. «Аристократ уголовного мира», –внезапно всплыло из карты памяти, и он вспомнил статью жёлтойпрессы, оставленной кем-то на сидении загородной электрички окриминальном авторитете по кличке «Тамерлан».

И тут же Николас признал тот самый знаменитый перстень на пальце Тимура, виденный ранее на фотографии. Массивныйзолотой перстень с большим каплевидным сапфиром, астеризм звездой Давида слепил глаза.

К концу вечера непринуждённой беседы умные колючие глазаТимура, обращённые к Николасу, смягчились. Мужская симпатия явно была взаимной.

– Николас, я хочу сделать тебе подарок, – сказал Тимур и протянул ключи.

– Это – от теперь уже твоего «Бентли».

– Спасибо за такой щедрый подарок, но у меня есть машина, –ровно ответил Николас.

Тимур внимательно посмотрел в его глаза, убрал ключи в карман.

– А в этом ты мне не сможешь отказать, – произнёс посленебольшой паузы Тимур, – это талисман тебе на счастье, – снял с пальца перстень и вложил в ладонь Николаса и, воспользовавшись тем, что Алина о чем-то беседовала с Людмилой и не слышала диалогамужчин, тихо добавил:

– Не обижай Алину.

***

В эту ночь Николас мгновенно погрузился в сон, мозг,наполненный воспоминаниями прошедшего дня, сортировал реальность.

Спиртным разбавленная кровь привлекла Демона Лилит.Диффузия реального и параллельного эфира материализовались в одинабсурдный кошмар.

Николас почувствовал отягощающий дискомфорт под лопатками, обернулся и увидел крылья на собственной спине. Мысленно сделал взмах и взмыл над неузнаваемой землёй.

Одно и то же зафиксированное взглядом место меняло своиочертания в зависимости от угла зрения. Большая соборная площадь вместо собора принимала гигантскую пирамиду или древнийамфитеатр, и там внизу бились гладиаторы. Стаи крылатыхчеловекоподобных существ носились хаотично над землёй.

Лавандовые поля Провансаля в сиреневом тумане пряталибаллистические ракеты. Одна из них неслась навстречу Николасу. Онпопытался отклониться от столкновения, но срезанные ракетойкрылья лишили его полета, и Николас рухнул на твердь, не долетая до земли.

Сквозь полупрозрачную массу он видел изменяющиеся картины многовековой жизни планеты. Сквозь стаи динозавров армадытанков враждующих сторон неслась друг на друга на Курской дуге.

Николас встал на ноги и побрёл высоко над землёй в толпеполупрозрачных теней, потерявших своих хозяев. В некоторых из них он различал черты ушедших в мир иной родных и знакомых. Он пытался общаться, но они проходили рядом и сквозь, не замечая его. Николас, ощущая собственную бестелесность, тем не менее,чувствовал страшную тяжесть груза дискомфорта и реальныеощущения препятствий.

Он упёрся в невидимую стену, от соприкосновения она сталамутно-видимой. Прижался к ней лицом и увидел скрытую установку, похожую на гигантский компьютер, и крылатое существо, сидящее перед ним.

Гигантский монитор транслировал миллионы и миллионывидеоячеек. Но из этого бесконечного видео сюжетного хаоса Николаса привлекли лишь два сюжета. В одном из них он признал свойнедавний сон с пылающей Гулей, а второй сюжет касался его теперешних отношений с Алиной. И Николас вдруг осознал, что это одна и та же девушка. Мысль, мелькнувшая в следующее мгновенье в его голове, была страшным потрясением неосознания:

– «Это два этапа моей разной жизни!»

Оператор, сидящий перед установкой, обернулся, и Николас вздрогнул, увидев холодный блеск топаза его глаз.

«Да это тот самый самоубийца, выбросившийся с шестнадцатого этажа, как писали в газетах, – программист и криминальный хакер».

Небесный крылатый оператор, ядовито улыбаясь, встал со своего кресла и пошёл навстречу Николасу. Протянул руку сквозьполупрозрачную стену и сказал неживым голосом робота:

– Отдай память, ты не Ангел.

Николас почувствовал в своей ладони нечто и, взглянув на это, увидел карту памяти и заметил рядом с собой полупрозрачную тень Гули, она так же не живым голосом тихо произнесла:

– Не отдавай память. Попытайся проснуться.

Но «Отбирающий память» уже схватил его за запястье и сжал как клещами, заставляя раскрыться сжатую ладонь. И тут Демон Лилит, приняв образ роковой красавицы, с собакой на поводке, негромко произнесла:

– Фас! – и отпустила поводок.

И кавказская овчарка, один в один похожая даже по энергетике на Рема, впилась в кисть «Отбирающего память».

Вселенная взорвалась, миллиарды пылающих кровавых осколков разлетелись в разные стороны.

Николас проснулся. Рем открыв массой тела входную дверь,влетел в спальню, услышав голос хозяина, кричащего во сне, и лизал шершавым языком его лицо.

***

Несколько дней, проведенных под впечатлением обрывочнозапомнившегося сна, погружали Николаса в раздумья. Он наподсознательном уровне понимал, что кто-то свыше делает попыткупомочь исправить нечто в незавершенной жизни Николаса.

Но как можно исправить то, о чём не знаешь? Мозг вскипел, и всплеск сознания обжёг Николаса, он вновь увидел там глаза топазы и вспомнил «Отбирающего память».

Ощущение его присутствия заставило Николаса взглянуть на экран работающего без звука телевизора, и он увидел анонскриминальной хроники и фотографии её героев. Двоих из них узнал. Это была фотография «Отбирающего память» и Тамерлана – брата Алины.

Николас включил звук и услышал репортаж известногожурналиста «Криминальной хроники»:

– Правоохранительным органам Республики удалось собратьдоказательную базу для ареста криминального авторитета«Тамерлана», опустошавшего зарубежные счета чиновников.Изобретательный «аристократ криминального мира» создал в разных городах Республики мобильные интернет-казино, имевшие определённый адрес лишь на одну ночь с символическим названием «Кочевник». Известные криминальные хакеры Страны и Зарубежья ссоблюдением предельной конспирации извещались о местах работы казино. Криминальные гении прилетали, приплывали и приезжали вРеспублику по указанным адресам. Каждому принимавшему участие в интернет-казино давался список и адреса Зарубежных банков и исчерпывающая информация о конкретных чиновниках, имеющих там счета. За взлом банковского счета и перекачку валюты науказанный администрацией казино счет, хакерам выдавалось десять процентов наличными от перекачанной суммы.Правоохранительным органам удалось получить информацию о казино от известного в стране хакера, пойманного при взломе базы данныхгосударственной важности, в обмен на смягчение наказания. Но через день после признательных показаний хакер покончил жизнь самоубийством, выбросившись с шестнадцатого этажа собственного офиса. Внастоящее время правоохранительным органам не удалось установить местонахождение криминального авторитета, не смотря на то, что во все известные места его обитания одновременно были посланы мобильные группы спецподразделений полиции. Возможно,произошла утечка информации. Все транспортные узлы Республикивзяты под контроль спецслужбами.

Встревоженный Николас набрал сотовый Алины. Автоматголосом равнодушного оператора сообщил, что она вне зоны.

Многократные попытки дозвониться имели один и тот жерезультат. Нарастающее чувство тревоги щемило сердце. Рем, чувствуя настроение Николаса, старался быть незаметным. Поджав хвост, неслышным призраком перемещался следом за хозяином. Вдругсобака замерла и недоумённо негромко зарычала. Николас услышал скрип калитки, взглянул в окно и увидел Алину:

– Ты всё знаешь, да?

– Да, Алина. С ним всё в порядке?

– Не совсем.

– Он в Республике или Столице?

– Он у друзей на военном аэродроме. Они вывезли его изРеспублики.

– Чем я могу помочь?

– Ему нужна безопасная территория для встречи с Министром Юстиции Республики. У Тимура есть компромат на ГлавуРеспублики. Через доверенных людей Тимуру сообщили, что Министр Юстиции просит организовать ему встречу для переговоров попередаче компромата. В обмен предлагает дипломатический коридор, по которому тот сможет покинуть Страну через одну изконтролируемых Республикой авиакомпанией.

– Я могу предложить свой дом для встречи, он оборудовансистемой наружного видеонаблюдения, а задний двор граничит скоттеджами соседей, отличная площадка для отхода.

– Спасибо, Николас, – ответила Алина.

Николас заметил, что Алину мелким ознобом бьёт нервная дрожь. Он обнял девушку и нежной лаской старался её успокоить.

***

Алина и подруга Тимура Людмила накрыли стол на двоих в зале коттеджа Николаса.

Он сам занял место в подсобке с видеомониторами наружногонаблюдения.

Тимур, улыбаясь, непринужденно шутил, общаясь с девушками, внешне сохраняя абсолютное спокойствие, лишь в умных тёмных глазах появился настороженный блеск, свойственный толькогрозным хищникам в минуты опасности. Ровно в полночь Николасувидел у калитки мужчину, пришедшего пешком.

Он позвал Тимура:

– Это он, впусти его.

Двухчасовая беседа за бутылкой виски двух мужчин видно имела положительный результат. Людмила незримой официанткойобслуживала Тимура и гостя. Наконец мужчины поднялись из-за стола. Обменялись какими-то бумагами и пожали друг другу руки. Когда гость удалился, Алина вошла в подсобку и сказала:

– Тимура надо срочно доставить в международный аэропорт. Он просит позволения воспользоваться твоим автомобилем.

– Конечно, Алина, зачем ты спрашиваешь?

Тимур с разрешения Николаса сел за руль, на переднем сидении с ним – Людмила, а Николас с Алиной разместились сзади.Скоростная трасса, соединяющая город с аэропортом была почти пуста. Тимур гнал машину на пределе её возможностей. В какой-то момент интуиция любящей женщины тревожно вздрогнула в грудиЛюдмилы, и она взглянула в лицо сидящего за рулем Тимура. Ужас мерзким мелким потом охватил её с головы до ног. Она увидела застывшие, стеклянные глаза и неживую улыбку на недвижимом лице Тимура.

Людмила испуганно закричала:

– Мент ему что-то подсыпал в стакан, я думала, мне показалось! Николас, он не живой!

Быстрая реакция Николаса, схватившего через сидение и Тимура руль, уже не могла спасти ситуацию. Бешено несущаяся машина не вписалась в поворот и, ракетой сшибая дорожные столбики,улетела, вращаясь, в кювет...

***

Николас рухнул на что-то упругое, влажное, выбив споверхности белую облачную массу. Дежавю ситуации обновило память. Он встал на ноги на что-то полупрозрачное и разглядел далеко внизу под собой землю.

Вулканы, извергающие лаву среди вскипающего моря, превращая его в клубы белых облаков, взлетающих вверх и принимающихоблик Ангелов. Они подлетали, словно из глубокого подвала, кполупрозрачному полу на котором стоял Николас, и снизу прилипалилицами к его поверхности. В этих печальных лицах он вновь узнавал покойных друзей и знакомых.

Николас поднял голову и увидел Алину в старинном роскошном персиковом платье времён заката Золотой Орды.

Он бросился к ней навстречу, но вновь, как когда-то во сне, упёрся в невидимую стену, которая помутнела, скрывая девушку.

Николас навалился на стену всем телом, она поддалась,раздвинулась в месте давления, и он влетел в соседнее помещение. Алина исчезла, а перед собой он увидел гигантский компьютер. Экранмонитора был заполнен воздушной синевой, словно окно в небесную бесконечность. И вновь, как прежде, почувствовал в своей ладони нечто и понял, что это карта памяти.

Неосознанно, ведомый кем-то, он подошёл к установке и вставил карту в гнездо засветившееся зелёным светом подсказки. Экран, словно пчелиные соты моментально вспыхнул миллионамиразноцветных ячеек, в которых прокручивались сюжеты множествачеловеческих судеб. Но Николас видел лишь одну, не известнуюисторию своей жизни.

В битве на Тереке в апреле 1395 года Тамерлан покончилнавсегда с многовековым величием Золотой Орды, разгромив войска хана Тохтамыша. Тысячи пленных и несметные богатства, оставленные в ставке бежавшим Тохтамышем, стали славным трофеем Великого Эмира.

Проезжая вдоль колонны пленных, Тамерлан обратил внимание на молодого мужчину в европейской одежде. Он приказал стражедоставить его в свою палатку.

Пленника ввели в царственный шатёр, покрытый краснойшелковой вышитой тканью, закрепленной лентами из серебряныхзолочёных блях, через большие двустворчатые двери, инкрустированные глазурью и золотом. На одной створке был изображен Святой Павел с книгой, а на другой Святой Пётр.

Тамерлан полулежал на вышитых диковинными узорамишёлковых подушках под золотым, в рост человека, деревом, на ветвяхкоторого золотые птички, разрисованные цветной эмалью, держали в клювах драгоценные камешки.

Рядом с Тамерланом на шёлковом матрасе сидел его духовныйнаставник, прямой потомок пророка Мухаммеда – шейх Мир Саид. Он наклонился к Эмиру и тихим вкрадчивым голосом доложилсведения, собранные о чужеземце

– Ваш пленник просвещенный путешественник за знаниями из далекой Эллады, потомок великого Евклида, математик, поэт. Был учеником поэта Худжанди из Тебриза и вместе с ним пленёнТохтамышем при подлом набеге на Ваши земли. У него изъятыпоэтические газели, посвященные дочери хана Чулпан.

С этими словами наставник протянул свиток пергаментаТамерлану.

Персидская вязь арабского шрифта удваивала силу звучаниястихотворных газелей о любви. Тамерлан похвалил чужеземца. Сневысокого прямоугольного столика, инкрустированного по длинешлифованной полоской яркого изумруда, Эмир взял серебряную чашу, которую тут же наполнил вином незаметный прислужник иззолотого кувшина. Тамерлан протянул чашу молодому греку.

– Выпей вина, оно взбодрит тебя, и ты расскажешь нам своюисторию.

Пленник преклонил колени, принимая чашу из рук Эмира,поднялся и сделал несколько шагов назад, поддерживаемый с двух сторон телохранителями, вновь опустился на колени на яркий персидский ковёр и выпил чашу до дна. Встал на ноги и, коснувшись лба рукой, поблагодарил Тамерлана за милость и поведал Эмиру своюисторию.

«Я был гостем и учеником великого поэта из Тебриза КамолХуджанди. Вместе с ним попал в плен к Тохтамышу, и был определён в учителя его сыновьям. Я давал им знания, но видел, что им неинтересны тайны цифр и музыка газелей.

Дикари и воины по духу, они интересовались битвами, лошадьми и оружием. А я же мечтал о воле. Мой друг и учитель Худжанди благословлял мои мечтания, но на мои просьбы бежать вдвоём,отказывался: – «Я слаб, и я буду тебе обузой».

Действительно ранимая, свободолюбивая душа поэта тяжелопереживала жизнь в неволе. Он таял на глазах, тоска съедала его плоть. Я же для себя назначил день побега, но звёзды мне записалисудьбу иную. Она явилась в образе дочери Тохтамыша от невольницы – Чулпан. Шестнадцатилетняя красавица с малахитами искристых глаз, она тайком приходила на мои занятия и, прячась где-то запредметами, впитывала знания, как земля, не знавшая влаги, принимает дождевой поток. Я лишь однажды встретился с ней взглядом ибольше не хотел смотреть уже никуда. Наши тайные свидания в райском саду дворца не остались незамеченными слугами хана. Весть о том, что раб позволил себе поднять глаза свои выше подола госпожи,разбудили страшную ярость в теле без души Тохтамыша.

Стражники хана скрутили меня и бросили к ногам потомкапокорителя Вселенной. Тохтамыш, ведомый безумной злобой, все же ожидая моего раскаяния, гневно закричал:

– Как посмел ты, червь земной, коснуться дочери небожителя?

Я же, превозмогая боль избитого тела, встал и, зная, что конец для меня один и Господь один лишь небожитель, посмотрев прямо вглаза его, ответил:

– Я не раб, я пленник твой. Хотя в плену лишь тело, душа моя свободная. И не мне, потомку величайшего Евклида, пресмыкаться перед тобой...

Я не успел договорить. Неведомо откуда страшной силы ударбросил меня на пол. В центре тронного зала, огороженный золотыми перилами, находился люк в подземелье, где обитало ужасноечудовище – огромный белый тигр-альбинос-людоед.

Стражники открыли люк и сбросили в него моёполубесчувственное тело.

Видимо Ангел Хранитель подхватил меня, летящего в бездну, и почти без боли опустил на дно жуткого подземелья.

Я лежал в абсолютной тьме на груде фосфоресцирующих костей прошлых жертв. Глаза мои постепенно впитали мглу и сталиплавить её. Я начал различать пространство. Огромный зловонный зал с множеством боковых тоннелей был моей темницей.

Я напрягал слух, чтобы узнать, откуда явится палач – четвероногое чудовище. Но гробовая тишина давила тяжким грузом.

Легкий ком воздуха выкатился из одного тоннеля и смраднымдыханием накрыл моё тело. Вдруг послышался мягкий, едваразличимый шелест парных шагов. Так крадутся к своим жертвамгигантские кошки. Два огромных ярко-красных огня засветились в роковом тоннеле. Я опустился на колени, прочёл молитву и бессознательно



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist