načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Сюжет из подвала / Pohádka ze sklepa - Varvara Islavskaya

Сюжет из подвала / Pohádka ze sklepa

Elektronická kniha: Сюжет из подвала / Pohádka ze sklepa
Autor:

„Сюжет из подвала“ - роман о мистической любви, о призраках, которые не могут найти успокоения и тревожат ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  52
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 312
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

„Сюжет из подвала“ - роман о мистической любви, о призраках, которые не могут найти успокоения и тревожат живых... Бывшая балерина Арина приобретает странную квартиру. От этой покупки ее пытается отговорить даже риэлтор. По его мнению эта сталинка проклята - в ней обитают призраки. Но главную героиню интригуют пугающие рассказы и она покупает квартиру. Почти сразу же ее начинает навещать призрак погибшей в прошлом веке балерины... Пытается ли умершая предупредить о чем-то главную героиню, хочет ли навредить или же наоборот просит о помощи? Ситуация осложняется еще больше, когда Арина узнает, что в квартире есть еще призраки, а жених погибшей балерины был точной копией риэлтора, отговаривавшего покупать квартиру...Но как такое может быть?   "Pohádka ze sklepa" - román o tajemné lásce, duchách, kteří nemohou najít útěchu a ruší bydlení … Bývalá balerína Arina koupila zvláštní byt. Od tohoto nákupu, se ji pokusí odradit i agent. Podle něj je tento byt prokletý – straší tam. Ale hlavní postava je fascinována děsivými příběhy a byt koupí. Téměř okamžitě ji začne navštěvovat duch zemřelé baletky z minulého století ... Snaží se hlavní postavu varovat před smrtí, chce jí ublížit, nebo alternativně požádat o pomoc? Situace se komplikuje ještě víc, když Arina zjistí, že byt je stále plný duchů a ženich mrtvé baleríny byl přesnou kopií realitního makléře, který ji odrazoval od koupě bytu ...

Zařazeno v kategoriích
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2015

Варвара Иславская

СЮЖЕТ

ИЗ

ПОДВАЛА


© Варвара Иславская 2015

© Skleněný můstek s.r.o. 2015

ISBN 978-80-7534-027-6

Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062


Содержание

ВСТУПЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОГРЕБЕНИЕ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ДОЗНАНИЕ

Глава 1

Глава 2

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7


ИНТЕРМЕДИЯ

НОЧЬ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

СЛАВИН И ДЖУЛИЯ

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5 ИНТЕРМЕДИЯ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

РАЗВЯЗКА

Глава 1

Глава 2

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 7

Глава 8

Глава 6

Глава 7

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

АМАЛИЯ

Глава 1 ИНТЕРМЕДИЯ

ПОСЛЕСЛОВИЕ


ВСТУПЛЕНИЕ

Год 1923

– Кто ты?

– Я тот, кто парит между небом и землей.

– Зачем ты здесь?

– Чтобы помочь тебе найти ее.

– Но я – мертвец.

– Разрешаю тебе жить среди людей.

– Как?

– Просто. Живи и ищи ее.


Москва. Наши дни

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОГРЕБЕНИЕ

Глава 1

– Вы действительно хотите купить эту квартиру? – с некоторым недоверием спросил рыжеволосый риелтор по имени Алексей.

– Да, – стараясь говорить твердо, ответила женщина и посмотрела на молодого человека светлыми похожими на незабудки глазами, которые на фоне ярко накрашенных ресниц и бледных, впалых щек казались томными истранно отрешенными.

– Арина Павловна, – уже без привычных шуток сказал Алексей. – Я буду с вами откровенным. Квартирка совсем небольшая, расположена в старом доме и явно будет для вас маловата. И цена ее гораздо выше рыночной.

– Но я люблю старые дома. Они греют душу и...

– Вы любите общаться с потусторонним миром? –неожиданно резко прервал ее Алексей.

– Ха-ха-ха! – театрально рассмеялась Арина, а потом остановилась и, жеманно приоткрыв ротик, с грустьюсказала. Я – существо из танцующего мира, который гораздо сложнее вашего потустороннего.

– Постойте..., – задумался Алексей. – Кажется, я вас где-то видел. Вы – актриса?

– Я – балерина, которая больше не танцует, – спокойно ответила Арина. При этом ни один мускул не дрогнул на ее лице.

– Да, я точно видел вас в одном из балетов, где вытанцевали какую-то девушку в таком невесомом, воздушном платье. Только я забыл, как он назывался и ничего непонял. Ха-ха-ха! – засмеялся Алексей.

– Раз не поняли, значит, вам лучше смотреть боевики или заниматься восточными единоборствами, –улыбнулась Арина. – Но мы отвлеклись от главного. Только что вы настойчиво отговаривали меня не покупать квартиру в старом сталинском доме на проспекте Мира.

– Да, эти сталинские высотки, словно крепостныебастионы, стоят вдоль проспектов, преграждая доступживительным силам природы. Стоят и напоминают нам опрошлом, – разошелся рыжик.

«Что за странный парень?» – подумала Арина.«Неужели он не хочет получить свои проценты? А еще называется бизнесмен».

Поправив на своей тонкой шее две увесистых золотых цепочки, Арина спросила у Алексея:

– Почему вы так печетесь обо мне?

– Потому что некоторые клиенты после сделкиначинают предъявлять претензии к фирме, что «им якобывпарили квартиру, не предупредив о ее дефектах! Я не хочу с вами ходить по судам», – объяснил Алексей и как-тостранно посмотрел на Арину.

– Я люблю прошлое и покупаю эту квартиру, –настояла на своем Арина

– Со всего одной комнатой...

– Зато большой.

– С крошкой кухней...

– И большим холлом.

– Холлы, парадные лестницы, ковры и хрустальные люстры. Но только это не театр, Арина. Подумайте,сколько людей умерло не своей смертью в этих домах! Сколько неуспокоенных душ блуждает там!

– Вы говорите так, как будто прошли через какой-то горький опыт, Алексей, – с интересом заметила Арина.

– Было дело, – буркнул риелтор. – В этих домахполые стены. Как-то мы продали квартиру одной женщине, очень похожей на вас, только немного старше. Так ей все ночи не давали спать какие-то шаги на кухне. Сначала она не обращала на них внимания, а потом все-таки вышла в коридор и увидела, что там стоял бледный мужик вхламиде с черными дырами вместо глаз. Вызвали полицию. Стали обстукивать стены. Несущая стена оказалось полой. Ее вскрыли и обнаружили сгорбленный скелет мужчины, которого, видимо, живьем замуровали в стенку, и он умер в страшных муках потому, что зубы на черепе были сжаты, а впалые глазницы выражали ужас.

– Личность мужчины была установлена?

– Какой там! – махнул веснушчатой рукой Алексей. – Он никогда не проживал по этому адресу.

Арина провела тонкими пальцами по коротким,зачесанным на косой пробор волосам, поправила отделанный золотистым кантом черный пиджак и твердо посмотрела на риелтора.

– В моей жизни давно уже ничего не происходит,поэтому я покупаю эту вашу «колдовскую» квартиру, темболее что расположена она идеально.

– Вы твердо решили? – спросил Алексей, и голос его странно дрогнул.

– Да, – твердо ответила Арина.

– Хорошо, – сдался риелтор. – Вы принесли справки из психоневрологического и наркологического диспансеров?

– Конечно. – И Арина вытащила из красной сумочки два аккуратно сложенных листочка. – Только зачем это вам?

– Потому что если вы состоите на учете в этихзаведениях, то ваша подпись недействительна.

Алексей внимательно просмотрел бумаги, и его лицо вновь приняло благодушный вид, светлые глаза лукавозасверкали, и он радостно сказал:

– Завтра подпишем сделку, через 12 дней получитесвидетельство о собственности и можете спокойно въезжать в новый дом, – и Алексей украдкой погладил красивоокольцованные, пальчики Арины.

– Спасибо, Алексей. – И Арина, плавно, как иполагается танцовщице, встала со стула и, слегка постукивая шпильками, направилась к двери, сверкая моднымиджинсами, испещренными большими и маленькими дырками.

Алексей, некоторое время, остолбенело, смотрел на удаляющуюся Арину.

– Богема! – безнадежно выдохнул он и, напеваястаринный романс, начал быстро писать очередную бумагу,очевидно прикидывая, на что потратит приличные проценты, которые получит от продажи сталинского раритета. Но как потом выяснилось, думал он совсем о другом, а целипреследовал весьма странные, но очень конкретные.

Накинув норковый полушубок, Арина вышла на улицу. Мир действительно «танцевал», окутывая гулкойфевральской метелью ровное полотно проспекта Мира, покрывая тонким слоем снега узкие переулки и пуская белыхснежных бабочек, которые летели к затуманенным инеемфонарям, чтобы радостно погревшись в его тепле, растаять и не пожалеть о минутной радости.

Поежившись от холода, Арина запахнула шубку ипошла по направлению к метро. Ничего, скоро она въедет в новую квартиру, и жизнь ее немного изменится. «Может, призраки развеселят», – понадеялась Арина, которая не верила во всю эту чепуху, хотя слова Алексея немногонасторожили ее. «Все равно это самое удобное место,которое только можно найти. Рев машин, шум большого города никогда не заставит меня чувствовать себя одинокой.Конечно, юго-запад – хороший район, но какой-то уж очень тихий и спокойный, а мне нравится этот будоражащий душу шум», – подумала Арина и улыбнулась синеющему вечернему небу, на котором ярко светились звезды,предвещающие теплую и сочную весну.

Глава 2

Изящным движением тонкой руки Арина смахнулапоследнюю пыль с голубоватого псевдо камина, который она сделала сама, поставив две вертикальные доски и однугоризонтальную. При помощи поставленного в центробыкновенного обогревателя эта нехитрая конструкция удачно имитировала огонь и уют.

«Все», – улыбнулась Арина, оглядев большую комнату с широкой кроватью, покрытой белым пушистым пледом с сиреневым цветочным орнаментом.

Все, как она хотела: большая люстра с бордовымистеклянными цветами, светлые стены и огромное, выходящее на проспект окно, за которым в беспрестанном движении пульсировал город. Арину смущало только то, что театр, в котором она больше не служила, находился совсемнедалеко от ее нового жилища, но она старалась не думать о такой мелочи.

Начинала Арина хорошо. Счастливая, она вылетала на сцену, растворялась в звуках музыки и в голове у неезаиндевелой дробью звучали старые, как свет мысли: «Я буду танцевать и умру на сцене». До смерти было еще далеко, и жизнь текла своим чередом, щедро выдавая банальные случаи. Один такой «случай» приобрел весьма конкретные формы ветрогона-поклонника, который ухаживал за ней по стандарту: не пропускал ни одного ее выступления, всегда дарил цветы и частенько ждал у служебного входа.

Звали его Влад (не путать с Дракулой), и представился он заместителем директора крупной экспортной компании, что естественно оказалось простыми силками для поимки наивной птички по имени Арина. Но любая, даже зрелая и опытная женщина простила бы этому хитрецу дажеотсутствие ума, ибо он был болтлив, красив и вихраст.

Узнав, что Влад – самый обыкновенный менеджер внебольшой компании, Арина тут же простила его заискреннее раскаяние и долго успокаивала, гладя его соломенные вихры.

Вскоре они поженились, и Арина почувствовала, что в ней наступили странные перемены.

Дойдя до своего финального градуса,профессиональное честолюбие Арины дало глубокую трещину, и прожелание «умереть на сцене» она забыла вовсе. Более того, она вообще перестала думать о смерти и собиралась прожить со своим Владом до самой глубокой старости, которую только можно придумать. Но танцевать она продолжала, хотя это была уже другая Арина Алейникова, которая, как офисный работник, честно отрабатывала зарплату, а потом бежала домой к семье. И вот тут-то Арина началаошибаться. «Алейникова, что с тобой? Ты словно кукладеревянная! О чем ты думаешь?» – слышала она справедливые замечания педагогов. Но Арина отмахивалась и, улыбаясь счастливой улыбкой, отвечала, что в ее жизни ролипоменялись и теперь театр у нее – веселое хобби. «А разве нет золотой середины?» – удивлялись коллеги. Но Аринамолчала, ей нечего было ответить, ибо она не принадлежала к числу людей, в которых уживаются две любви.

После нескольких лет супружества естественноеохлаждение Влада было воспринято Ариной как личная драма, хотя мама продолбила ей всю голову, объясняя эту сторону супружеских отношений. Конфетки, сердечки и бантики исчезли бесследно, будто бы их никогда и не было. Совершенно другой мужчина, небритый игрубоватый мог по шестнадцать часов валяться на диване,вперившись в телевизор или погрузиться в свой ноутбук при этом, противно щелкая мышью. К тому же он допротивности шумно ел. Как вообще можно так есть, полностью сосредоточившись на еде? Но раздражал не сам процесс принятия пищи, а громкая работа челюстями с поганым характерным потрескиванием и выпучиванием желваков. Арина крысилась, но молчала. Молчала и крысилась. Идомолчалась до того, что как-то утром Влад ушел на работу и больше не вернулся. Через день Арина получила от него SMS-ку, где ее благоверный просто написал: «Я больше не вернусь. Прости меня». Легкомысленный мальчик был этот Влад. И хуже Дракулы. Ибо последний был –историческим лицом. А муж Арины – так что-то вихрастое и мелкотравчатое. Типа насекомого.

Вот и все. Они расстались. Женское счастье Аринызакончилось. Теперь у нее остался только театр, но и он тоже разлюбил Арину. Из-за слабой техники она уже не могла танцевать главные партии и скатилась до солисток.Скатилась резко и, похоже, навсегда. Но Арина не сломалась. Сжав покрепче зубы, она продолжала работать и непокоряться этой дурре по имени судьба. И она улыбаласьпублике, миру, жизни. Только по ночам, когда онарасслаблялась, спрятанная в подсознании горечь, вылезала наружу, и глубокая печаль сжимала сердце. Но утром все проходило, и Арина снова мчалась на работу.

Однажды ее вызвал к себе директор театра.

«О чем он хочет со мной поговорить?» – подумалаАрина, предчувствуя неприятный разговор. Так оно и вышло.

– Мне тяжело говорить об этом, Арина, потому, что ты всегда была у нас на хорошем счету, – хмурясь,сказал Андрей Сергеевич, пожилой, седовласый мужчина, в прошлом известный танцовщик. – Но ты очень сдала за последнее время. На твою технику жалуются педагоги, в тебе исчезли легкость и кураж. Поэтому я могупредложить тебе только первую линию кордебалета и несложные сольные партии.

Арина закусила губы, но не расплакалась.

– Я поняла вас, Андрей Сергеевич, – сказала Арина и вышла из кабинета.

Арина психанула и в тот же день твердой рукойнаписала заявление об уходе. И как потом выяснилось зря. Хотя лучше бы это не выяснялось вообще. Ушла и ушла.Захотела срубить сук, на котором сидишь и срубила.

«Ну и что тут такого?» – успокаивала она себя, пытаясь разложить по полочкам то, что непостижимо понять умом. «Прощание с балетом – это естественное завершениеодного из этапов моей жизни», – умствовала она, словноповторяя чьи-то слова. «Танец – это еще не все, тем более что последний мне изрядно надоел».

Тем не менее, какая-то назойливая игла колола ее душу, на глаза то и дело наворачивались слезы, а чувства нехотели подчиняться разуму. И Арине вновь пришлось собрать в кулак всю свою волю и переложить грустные мысли на самое дно подсознания.

И началась для Арины другая жизнь, странная инепривычная, лишенная времени и смысла. Необычно звучит, правда? Жить вне времени, вне людей, вне своей судьбы. Добровольно предаться изгнанию и раствориться в его зыбкой реке.

Сознание Арины долго искало благоприятную нишу для существования и, наконец, нашло: она стала жить в обнимку с прошлым, которое согревало ее и наполняло жизнь этим самым смыслом. Телевизор она не смотрела, ибо досадовала на жизнь настоящую, в которой ей не было места. А прошлое всегда милосердно, и ничто не может отнять его у человека. Оно оставило нам свой мир в виде книг, портретов ушедших людей, старых вещей ивоспоминаний. Именно в этот бездонный колодец и прыгнула еще молодая, 34-летняя женщина с голубыми, как у незабудки, глазами.

Иногда ей звонили коллеги, задавали дежурную фразу «как дела», и, дождавшись ответа «хорошо», тут жесоветовали пойти преподавать в балетную школу. Но Арина не могла слышать любое слово, созвучное с итальянским глаголом “ballo”, что в переводе с итальянского означает «танцую». Она ничего не отвечала и в ответ тупо молчала. Когда собеседник на другом конце провода выдавливал из себя вымученную фразу «давай встретимся» или «я к тебе приду», Арина отвечала резким отказом, ибо не хотелавидеть досадовать и завидовать вновь. А поговоривши, снова ныряла в спасительный туман прошлого.

Арина вздохнула, вытерла в очередной разнабежавшие слезы и неожиданно вспомнила страшные рассказы рыжего риэлтора о призраках, живущих в сталинскихдомах. Немного поразмыслив, она решила на всякий случай обстучать стены своей новой квартиры. Надев белыйшелковый халат, Арина взяла молоток и принялась за этонеженское дело. Но прочная кирпичная кладка, выложенная трудолюбивыми пленными немцами, издавала глухой звук, что не предполагало никаких пустот. Только несущаястена немножечко отдавала эхом при слабом ударе. За тяжким занятием Арина не заметила, как часы пробили полночь. «Как поздно. Воистину суеверие убивает время!» –подумала она.

Положив молоток в хозяйственный шкафчик, Арина вздохнула и только сейчас поняла, как устала от переезда, уборки и привычки скрывать свои чувства. Оглядев свое новое жилище, она как-то горько усмехнулась, потом резко взяла пульт от телевизора, но как-то сразу вся обмякла и стала равнодушной. Суетливые мысли, и навязчивыеобразы отошли на второй план и казались ей чем-тонезначительным, растворенным в сиюминутности дня. Зевнув, Арина подошла к кровати, отвернула одеяло и блаженно растянулась на прохладных простынях. «Тик-так, тиктак», – напевали свою колыбельную каминные часы. Они словно замедлили свой ход и остановили время. Пока. Арина засыпает. Засыпает и улыбается. Чему? Никто не знал, кроме стоящего на камине позолоченного счетчика, мерно отсчитывавшего нашу земную жизнь. А за окном продолжал гудеть беспокойный город, освещенныймутным светом ночных фонарей, вокруг которых танцевали свой короткий танец храбрые снежинки.

В три часа ночи Арина проснулась от еле слышных звуков вальса Шопена, которые раздавались из холла. Она прислушалась. Нет, ей ничего не показалось. Музыказвучала, и кто-то невидимый, явно танцевал, слегка касаясь ногами пола, и издавая чуть слышный, гулкий звук. Арина быстро встала, подбежала к двери в гостиную, резкооткрыла ее и увидела, что в темном пространстверазливался странный розоватый свет, а на полу серыми контурами едва различались чьи-то следы. Когда Арина включила свет, пол был чист. «Наверное, показалось», – подумала она и вернулась в спальню. Заснуть ей удалось только под утро.

Весь следующий день Арина провела в бесплодных мечтах и раздумьях. Ей абсолютно ничего не хотелосьделать: готовить она не любила, да в этом и не былонеобходимости, читать и общаться с прошлым не хотелось, а настоящее ее упорно не принимало. Неожиданно ей стало невыносимо скучно и тоскливо.

«Может, устроиться работать на почту», – подумала она. «Хотя бы видеть человекообразных и отвлечься отмоего мирка».

Сказано – сделано. На следующий день, принявдемократический облик (снова коротенькая шубка с дырявыми джинсами) Арина пошла на ближайшую почту наниматься на работу.

– Покажите ваше резюме, – строго сказала директор почты, полная пожилая блондинка в спустившихся на нос очках.

– Простите, но у меня есть только трудовая книжка, – тявкнула Арина.

– Так что вы сидите? – недовольно буркнули очки. – Давайте вашу книжку.

Пухлая рука привычным жестом открыла первуюстраницу серенькой книжицы, очки пробежали глазами текст и... свалились на стол.

– Вам плохо? – испуганно спросила Арина, нервнопоправляя золотую цепочку, небрежно висевшую на еетонкой шее.

– Нет, мне-то как раз хорошо, – ответили глаза и тупо уставились на Арину. Осмотрев ее с головы до ног, они, наконец, спросили? – Вы что, балерина?

– Бывшая. Но я уже не танцую, и сейчас ищу работу.

– Почему не в театре?

– Я хочу сменить род деятельности.

– Я не могу принять вас.

– Почему? – спросила Арина.

– Вы только посмотрите на себя! Красивая одежда,необычные манеры, тоненькая фигурка, которой можнотолько позавидовать! Да еще джинсы дырявые!

– Мне кажется, я одета очень скромно, – промямлила Арина. – И потом мне в любом случае придется искатьработу.

– Вас здесь сожрут вместе с вашим театром! –призналась начальница и, поднявшись с кресла, встала во весь свой огромный рост, демонстрируя Арине могучиеформы женщины, которая всю жизнь прожила на земле, а не парила в цветных фейерверках сказок. – У нас работают простые девчонки, которые не поймут вас. Вы из другого мира.

– Да, я из мира Терпсихоры, – прошептала Арина и, не прощаясь, покинула кабинет.

Она вышла на улицу и с неохотой осознала, что,настырный театр не покидает ее, как проклятье. «Да, потерянная комедиантка – это никчемный человек», – поставила себе диагноз Арина.

Придя домой, она скинула шубку, прошла на кухню,налила себе в чашку холодной заварки, села на стул ивключила телевизор. Словно живым упреком, там показывали какие-то шумные, дикарские танцы. Не выдержав, Арина хлопнула по телевизору и грязно выругалась. Но король техногенного мира выдержал удар и запел еще громче. Арине ничего не оставалось делать, как просто нажать на кнопку и выключить этого незаменимого друга человека.

Быстро допив свою любимую заварку, Аринапочувствовала, что сердце ее вот-вот разорвется от отчаяния. На ходу скидывая одежду, она бросилась в комнату, с шумом плюхнулась на кровать и тупо уставилась в темноту. По комнате скользили голубоватые тени наступившего вечера, а за окном слышался звук проезжающего транспорта.

«Тени...Они окружают нас повсюду: тени нашейжизни, наших мыслей и надежд», – подумала Арина. Она не заметила, как заснула.

В три часа ночи ее снова разбудили доносящиеся из прихожей звуки вальса и гулкий стук балетной обуви.Открыв дверь в несуразно большую гостиную с закутком для кухни, Арина никого не обнаружила. Тогда она подбежала к входной двери, открыла ее и увидела, что в самомконце бескрайнего коридора мелькнуло чье-то белое платье. Или ей просто показалось? Странно, но она не чувствовала страха. «В конце концов, меня же предупредили»,-успокоила себя Арина, вернулась в квартиру и спокойно легла спать.

Следующий день прошел в мелких заботах, раздумьях, бесполезных шатаниях по квартире и лежании нарасположенном в гостиной диванчике.

Вечером Арина наконец решила немного развеяться и погулять по городу. Путь ее лежал на Сретенку, где когда-то прошло ее детство. Арина редко навещала родные места, но когда ей это удавалось, она каждый раз поражаласьизменениям, которые происходили с некогда шумнойСухаревкой. Неровные, извилистые переулки с каждым разом как-то выпрямлялись и расширялись, словно кропотливый парикмахер нарочно вытягивал их феном; словно повзмаху волшебной палочки исчезали двухэтажные купеческие особнячки, а на искусственно расширенном пространстве появлялись навороченные малоэтажные дома с круглыми крышами и шпилями, огороженные морскими цепями и бдительно охраняемые людьми в форме.

На улице было тихо и темно.

«Странно», – подумала Арина, – « в Москве вечер, а не в одном из этих домиков со шпилями и круглыми крышами не горит свет. «Кто же там может жить?» – наивноподумала она. «И вместо переулков устроили какие-то площади с давящими на психику и пространство зданиями из стекла и бетона», не переставала удивляться Арина.

Арина решила найти хотя бы остатки тех крохотных особнячков, за которыми в детстве было так удобнопрятаться.

Наконец где-то в районе Ананьевского переулка онаобнаружила серые обломки небольшого портика, за которым стоял заново отстроенный современный особняк, краски которого были свежи и блестели в темноте. Пахлоденьгами и богатством. «Почему они оставили портик?Наверное, забыли убрать», – подумала Арина и вдругвскрикнула. Среди грязных камней валялись два маленькихгипсовых львенка, которые когда-то украшали парадный вход в особняк. Они были маленькие, изящные, с роскошными гривами. Только их крошечные приоткрытые пасти и чуть склоненные набок головки, теперь казались жалкими и никчемными.

Потянуло сыростью и тоской.

«Все на свете имеет свой запах, даже прозрачныйвоздух», – снова вспомнила чьи-то слова Арина. «Онсуществует в нашем сознании, играет ассоциациями, вызывает блаженство, отвращение, а иногда приводит кпониманию многих вещей. Иногда то, что называется «запахом», не имеет отношение к обонянию. Это –обволакивающие душу потоки микрочастиц, вызывающие чувства», – вспомнила чьи-то мысли Арина.

Глядя на двух несчастных львят и вдыхая сыроватый воздух, Арина вспомнила свою жизнь, где аромат весны и цветов уступил место застоялому запаху прошлого, и она тихо заплакала.

Наплакавшись, Арина вытерла слезы и быстрымшагом пошла по направлению к метро, по дороге думая, что с каждым годом жизнь становится все труднее и труднее. В детстве и юности любовь, поддержка и восхищениевоспринимаются как нечто само собой разумеющееся, и ты не представляешь себе, что наступит время дефицита чувств. Ну а когда ты подходишь к четвертому десятку, тебяначинают любить все меньше и меньше, и ты плавноначинаешь заискивать перед миром, и сражаться за каждый сантиметр достойного места на этой земле, ибо тебе уже дышат в затылок и, молча, просят уйти с дороги.

Глава 3

Открыв дверь в свою квартиру, Арина обвела взглядом покрытые лепниной потолки и продекламировала:

– Я – грязный львенок, но с открытой пастью!

– «Пастью»...- ответила ей эхо, удобнопристроившееся под высокими потолками.

-Ха-ха-ха! – засмеялась Арина немного истеричным смехом, ибо после прогулки по вечерней Москве она была возбуждена. С неистовством стянув с себя сапоги и шубку, она небрежно повесила их на вешалку и рванула в комнату, чтобы вновь встретиться с тишиной.

Арина оглядела комнату. Ничего не изменилось: то же большое окно, за которым покачивались голые веткидеревьев, те же несущиеся машины и тот же желтоватый свет старого уличного фонаря, колдовскими бликамиотражающийся в зеркальном шкафу. Нервно стянув с себя одежду, Арина плюхнулась в кресло и затихла.

Она и не заметила, как в гостиной снова зазвучалитихие звуки весеннего вальса Шопена. Арина встрепенулась, встала и почувствовала, что ей вдруг нестерпимозахотелось танцевать, почувствовать себя бабочкой, котораяпережив лютую зиму, танцует свой девственный, весенний танец. Метнувшись к зеркальному шкафу, Аринавытащила из стоящей на полу коробки потертые балетные туфли, надела их, и... мир вдруг преобразился. Она, словноландыш, почувствовала себя стоящей на растаявшей от снега поляне. Вокруг еще бушует метель, но земля ужесогрелась и ей, бабочке, уже нечего бояться. Арина встала на пальцы, подняла руки, закрыла глаза и начала танцевать. Сначала немного неуклюже, а потом все увереннее, пока полностью не впустила музыку в себя и не полетела по комнате в танце бабочки. Тлеющая искорка, котораяпродолжала жить в ней, вдруг превратилось в мятежное пламя и выплеснулось наружу. Арина зажглась, закружилась по комнате и растворилась в Шопеновских созвучиях.

Трудно было Арине. Она с болью вставала на пальцы и с трудом удерживала равновесие. Но бабочка все равно летала, а мир смотрел на ее танец через большое окно, за которым неслись сквозь снежную метель игрушечныемашинки.

Вальс закончился, и совершенно обессиленная Арина ничком упала на кровать и тут же уснула. Во сне онавидела весну с ее теплым солнцем и нежными ландышами, которые распускались прямо у нее на глазах.

В три часа ночи ее разбудил громкий бой часов.

«Надо бы их приглушить», – подумала Арина иповернулась на другой бок в надежде уснуть, но ей это не удалось. После непривычного напряжения у нее сильно болела спина, и ей нестерпимо хотелось пить. С трудом поднявшись с кровати, она чуть не упала, ибо забыла снять балетные туфли. «Я, кажется, начинаю сходить с ума», – подумала Арина.

Развязав ленточки, она с облегчением скинула жесткие пуанты и пошевелила натруженными пальцами, которые буквально горели от боли. Потом блаженно сунув ноги в мягкие домашние тапочки, Арина поковыляла в гостиную, чтобы попить воды. По дороге она пробормотала:

– Да, танцы, видимо, уже не для меня.

– Ты ошибаешься, Алейникова, – прозвучал мягкий женский голос.

Арина обернулась на звук и увидела, что на маленьком диванчике сидела молодая женщина в черной старомодной шляпе и широком светлом платье. Больше в темноте она ничего не могла разглядеть.

Тонкая рука женщины потянулась к стоящему нажурнальном столике ночнику и нажала кнопку. Раздалсяхарактерный щелчок и зажегся свет.

– Теперь ты меня видишь? – спросила незнакомка.

– Теперь вижу, – заикаясь, ответила Арина. – А выбезумно хороши в вашей черной шляпе, которая как нельзя лучше, оттеняет жемчужное ожерелье, – выдавила из себя Арина.

– Ха-ха-ха!- рассмеялась незнакомка, посверкивая большими темными глазами. Ее тонкие губы были ярко накрашены, а лицо, шея и даже руки – сильно напудрены. Сложения она была среднего, однако во всей ее фигуре чувствовались легкость и изящество. Широкое белоеплатье до колен удачно подчеркивало ее мускулистые,накаченные икры и ноги с высоким подъемом, которыйбуквально выскакивал из коричневых туфель на чутьскошенных каблуках.

– Вы – танцовщица? – неловко спросила Арина.

– Я не думала, что ты так догадлива, Алейникова.

– Просто такой высокий подъем может быть только у служительниц Терпсихоры. Кто же вы?- со страхомспросила Арина.

– Я думаю, ты уже догадалась.

– Это вы танцевали вчера ночью весенний вальс?

– Да, я. К сожалению, мой танец был прерван, и я не успокоюсь, пока не передам его другой танцовщице.

– Так вы пришли ко мне из мира мертвых?

– Да, – беззаботно ответила женщина. – А ты что, не знала, что мертвые живут среди живых? И грань между этими мирами слишком тонкая, чтобы ее мог различить человек.

Как тебе не стыдно! – перешла в наступлениеженщина. – Балерина, а лишена тщеславия! Какая-то серая мышь, которая при первой неудачи загнала свое горе внутрь себя и решила изменить свою суть!

– Карсавина тоже не стремилась к славе.

– Но она ее получила и вошла в историю.

– Я не Карсавина.

– Не отнекивайся! – взвизгнула женщина. – В тебе еще теплится искра божья, иначе бы я к тебе не пришла. Явидела твой весенний танец. В нем была история, сюжет, который ты сумела выразить, несмотря на свою лень.Хочешь убежать от себя?

– Я не знаю, кто вы.

– Я – Амалия Яхонтова, балерина небольшого театра, который стоял здесь еще до революции. Прекрасный был театр: белый, с розовыми колоннами. В 18-ом году прямо во время спектакля его подожгли ребята в тельняшках.

– Большевики?

– Кажется, – равнодушно ответила женщина. – Аможет, просто бандиты. Я не успела завершить пируэт,потому что пламя охватило меня.

– Вы сгорели заживо? – ужаснулась Арина.

– Да, не успев завершить свой весенний вальс. Знаешь, как ужасно слышать из подвала этот безумный, ревущий и такой живой мир! – сверкнула глазами Амалия.

– Какой еще подвал? – не поняла Арина.

– Попроси ключи у вашего дворника, мадамАлейникова.

У Арины перехватило дыхание, в горле пересохло, она подошла к раковине, резко повернула кран и припала кледяной струе.

– Амалия! – хрипло позвала незнакомку Арина, ноответа не последовало. Повернув голову, Арина увидела, что призрак исчез, не оставив после себя ничего, кромежалящих душу слов.

– Амалия...- повторила Арина, хватаясь за виски, из которых вырывался наружу пульс. Голова нестерпимоболела. Перед глазами, словно дым, ходили черные круги, мир начал тускнеть вокруг Арины. «Только бы не упасть в обморок», – подумала она, направляясь в комнату.

Доковыляв до кровати, Арина неуклюже плюхнулась прямо на покрывало, натянула и снова заплакала над своей неправильной жизнью. «А ведь она права. Не боец я, и в этом причина моих неудач. Нельзя было уходить из театра. Зря я не согласилась на предложение Андрея Сергеевича. Танцевала бы себе и танцевала. А сейчас время упущено навсегда. Осталось только дожить эту жизнь, а потомотправиться в дальнейшее путешествие».

И Арина представила себе, как она, одетая в простоеголубое платье, подходит к ручью, где журчит вода, которая чище и свежее земного воздуха. Аккуратно зачерпнувладонью горсть прозрачных капель, она омывает себе лицо. Потом смотрит вокруг и видит картину ожившей тишины. Зеленую, покрытую пышной травой поляну, окружают деревья с буйной листвой, которая на глазахпереливается всеми оттенками зеленого цвета: от салатового дотемно-изумрудного. Солнца нет, луны тоже нет, но откуда-то льется розоватый успокаивающий свет. У ручья лежит покрытый мхом камень. Арина ложится, кладет голову на мох и чувствует, что он мягче лебяжьего пуха. Сладкий сон закрывает ее веки, и Арина знает, что сейчас она будет спать спокойно, и ничто не нарушит эту сладостнуюбезмятежность.

Резкий звонок в дверь разбудил Арину. Она проснулась и села на кровати. Головная боль прошла, и оначувствовала необычайную легкость. Часы показывали восемь утра.

В дверь снова позвонили.

«Какая бестактность будить в такую рань!», – подумала Арина и, накинув халат, направилась в прихожую.

Даже не спросив «кто там», Арина без всякого страха распахнула входную дверь. На пороге стоял рыжийриелтор Алексей и широко улыбался. В руках он держал торт и букет роз.

– Чем обязана?- шутливо спросила Арина, хотя ей было не до смеха.

– Да вот решил проведать, как вам живется на новом месте.

– Заходите, – бросила Арина, жестом приглашая гостя пройти в гостиную. – Сегодня у меня приемный день.

– А это вам с новосельем, – сказал Алексей, –протягивая ей цветы и торт.

– Спасибо, – равнодушно сказала Арина, принимаяподарки. – Присаживайтесь. Хотите чаю?

– Нет, я ненадолго, – осторожно сказал Алексей. Было видно, что он немного волнуется.

Окончательно проснувшись, Арина наконец разглядела Алексея. Что-то странное проскальзывало в еговнешности. Он совершенно не был похож на того веселогорыжеволосого парня с веснушками. Волосы были зачесаныназад и смазаны бриолином, а на бледных щеках красовались пышные бакенбарды. Он уже не казался Арине дерзким и молодым. Так, немного усталый мужчина лет сорока,который по давней привычке носит бачки, да еще под джинсы надевает белую сорочку с черным бархатным жилетом, из кармана которого спускается старинная золотая цепочка от часов.

«Кажется, он принял меня за одну из муз и решилпотрясти своим умопомрачительным вкусом», – подумала Арина, но вежливо промолчала. Однако гость был явно настроен серьезно. Внимательно посмотрев на Арину, он спросил:

– Вас никто не беспокоит на новом месте?

Сначала она хотела скрыть явление Амалии смистическими танцами, но потом в ее груди поднялась какая-то волна безысходности и желание рассказать обо всем этому малознакомому человеку. Что-то в нем вызывало доверие у Арины.

– Если бы, – промолвила Арина, ставя букет в синюю вазу. – Так вот, Алексей, говорю, как на духу. Менятревожат, да еще как.

– Кто же? – спросил Алексей, и его светлые глазазагорелись странным блеском.

– Сначала из прихожей доносились слабые звукивесеннего вальса Шопена, и я явно слышала гулкий стукбалетной обуви. Решив поймать гостя, я выбежала в холл, но там никого не было. На полу остались лишь слабыеотпечатки женских ног, которые при свете тут же исчезли.

– И все? – с недоумением спросил Алексей.

– Если бы... – Вчера вечером, сидя в кресле, я незаметила, как отключилась. Нет, я не заснула, просто мысли унеслись далеко-далеко, в какие-то тревожные дали, откуда незаметно снова полились звуки вальса. Они доносились из холла. Мне вдруг нестерпимо захотелось танцевать. Я вскочила с кресла, подбежала к шкафу, вытащила старые пуанты, надела их и встала на пальцы. Забытые чувстваохватили меня, и я танцевала, танцевала и танцевала. Потом в бессилии повалилась на кровать и уснула. – Ариназамолчала, а потом с грустью добавила. – Наверное, со мной происходит то же самое, что с Нижинским.

– Во-первых, вы не Нижинский, – несколько цинично заявил Алексей и вполне адекватны.

– Вы говорите о Нижинском, как будто бы видели его живьем.

– Если я отвечу «да», то вы мне не поверите.

– Конечно, поверю. Ведь вы – риелтор со стажем!

– Знаете, по образованию я военный историк и десять лет занимался этнографией.

– Что же заставило вас изменить профессию? –спросила Арина, разрезая атласные розочки из крема.

– Деньги, – как-то вяло ответил Алексей. – Поэтому я и ушел в бизнес. Но это не мешает мне заниматься любимым делом.

Видя, что Алексей волнуется, Арина достала с полки бутылку коньяка и налила гостю бокал.

– Благодарствуйте, – ответил Алексей. – А вы несоставите мне компанию?

– Разве только совсем чуть-чуть, – жеманно ответила Арина.

Поднявшись во весь свой громадный рост, «военный риэлтор» изящным движением налил Арине полбокалаконьяка.

«Боже мой!», – подумала Арина. «Да у негоизысканные манеры! Какая прелесть!»

– За ваше здоровье. Арина Павловна! – сказал Алексей и одним махом осушил содержимое бокала. Наступиланеловкая пауза. – Ну вот, опять я сб



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist