načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Несколько жизней сексуальной кошки / Několik životů sexuální kočky - Dmitrij Leonov

Несколько жизней сексуальной кошки / Několik životů sexuální kočky

Elektronická kniha: Несколько жизней сексуальной кошки / Několik životů sexuální kočky
Autor:

Дмитрий Леонов «Несколько жизней сексуальной кошки» Доктор Ярцева молода, решительна, успешна. Она лечит ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  52
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 148
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

Дмитрий Леонов «Несколько жизней сексуальной кошки» Доктор Ярцева молода, решительна, успешна. Она лечит людей, ездит на мотоцикле, прыгает с парашютом. У неё есть всё – свой дом, состоятельный муж, любимая работа. Но жизнь готовит ей такие испытания, которые она даже не могла себе представить.

Zařazeno v kategoriích
Dmitrij Leonov - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Дмитрий Леонов

НЕСКОЛЬКО ЖИЗНЕЙ

СЕКСУАЛЬНОЙ КОШКИ

Художник-иллюстратор - Лиза Эльманович

SKLENĚNÝ MŮSTEK

KARLOVY VARY 2015


Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Дмитрий Леонов 2015

© Skleněný můstek s.r.o. 2015

Художественное оформление © Лиза Эльманович 2015

ISBN 978-80-87940-98-3


Содержание

Часть первая

1

2

3

4

5

6

7

8

9 10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21


Часть вторая

1

2

3

4

5

6

7

8

9 10

11

12

13

14

15

16


Несколько жизней

Сексуальной Кошки

Яйца женщину не красят

Е.Леонова

Особая благодарность доктору

Гусевой Галине Юрьевне

Часть первая

1

Рёв мотоцикла разрывал улицы. Утреннеесолн

це ослепительно отражалось в хромированныхдета

лях. Ольга уверенно обгоняла медленно ползущие

джипы-паркетники. Ранний звонок поднял её ни

свет – ни заря, но она не расстроилась – всё равно не

спала, да и вообще последнее время она старалась

бывать дома как можно меньше. Звук мотора всегда

действовал на неё тонизирующе – лучше утреннего

кофе. Была середина лета. Это время года Ольгалю

била больше всего – летняя сессия уже закончилась,

впереди каникулы. Впрочем, какие ещё каникулы –

она окончила институт пять лет назад. Но привычка

мерить время сессиями и семестрами осталась. Хотя,

наверное, это пошло ещё со школы. Конечно, давно

бы пора привыкнуть к тому, что теперь она нестуbr />

дентка Оля, а доктор Ярцева. Но когда она садилась

на мотоцикл, беззаботное студенческое настроение

возвращалось. А может, именно поэтому она любила

ездить на мотоцикле?

Страсть к езде на мотоцикле появилась у Ольги

случайно. В школе ничего не предвещало еёбудуще

го увлечения. Ну ходила с одноклассниками впохо

ды, пару раз с знакомыми ребятами постарше ездила

в Карелию – сплавлялись по тамошним рекам.Мо

тоцикл в её жизни возник на первом курсеинститу

та вместе с парнем по имени Рома. Мотоцикл был

весьма старый, но Рома выжимал из него последние

соки, когда выбирался на загородную трассу.Разу

меется, он приглашал с собой Олю. Поначалу езда

на мотоцикле казалась ей дурацким занятием – шлем

портил причёску, залезать на седло в юбке былоне

удобно. Но постепенно она втянулась, и даже, квос

торгу Ромы, попросила научить её ездитьсамостоя

тельно, а не за его спиной. А потом Рому призвали в

армию. Своего железного коня он побоялся оставить

родителям, которые не приветствовали егоувлече

ния, а доверил его Ольге. Скрашивая одиночество,

Ольга периодически выгуливала железного друга, и

в какой-то момент поняла, что уже не может жить

без ветра в лицо, рёва мотора и запаха бензина. Когда

Рома пришёл из армии, выяснилось, что за годраз

луки в их жизни многое изменилось. Короче, первая

любовь прошла, а страсть к езде на мотоциклеоста

лась.


Конечно, получилось не сразу. Но тут сработало

её врождённое упрямство. Она всегда хотела быть

победительницей, или, как минимум, не бытьпро

игравшей. А поскольку на мотоцикле оназасвети

лась, то заднего хода уже не было – только научиться

ездить не хуже других. С медицинским институтом

была та же история – когда после обязательногопо

сещения морга в начале первого семестра еёвывер

нуло, она восприняла это как вызов и после занятий

специально ходила на вскрытия, чтобы привыкнуть.

Своего она добилась довольно быстро. Как-то зимой,

когда она ещё была на первом курсе,старшекурсни

ки устроили свою традиционную шутку надперво

курсницей – заперли Ольгу в морге. Парни стояли

под дверью, ожидая обычного в этих случаяхдеви

чьего визга, но за дверью была тишина – буквально

гробовая. В обморок хлопнулась – решили парни, и,

приготовив нашатырь, открыли дверь. Ольга сидела

среди столов с покойниками и уплетала бутерброд.

Тут уж стошнило одного из шутников, на что Ольга

злорадно отреагировала едкой шуткой. Только один

раз она пожалела о своём упрямстве – когдапрыга

ла с парашютом. Собственно, на это приключение

она набилась сама – поспорила с однокурсником. Он

воспринял её слова буквально, и в ближайшиевы

ходные отвёз её на загородный аэродром. Причём не

только заранее договорился о прыжке, но и захватил

с собой несколько девчонок из группы. То есть, гад

такой, хотел при свидетелях насладиться её позором.


И, надо сказать, был близок к этому. Инструктаж

Ольга слушала в тихом ужасе, а в «кукурузник»за

лезала вообще в полуобморочном состоянии. Вся их

кампания осталась на земле – типа встречатьгерои

ню. Когда самолёт оторвался от земли, она пожалела,

что ввязалась в эту затею, но отступать было поздно.

К тому же, как назло, самолёт был набит парнями, у

которых это был первый прыжок, и инструктор,под

бадривая их, ставил её в пример. То есть струсить

было никак нельзя. Когда открылась дверь иинструк

тор скомандовал: «Пошли!», у неё была только одна

мысль – не испачкать комбинезон. Но всё обошлось.

Спорщик встречал её на землевлюблённо-востор

женным взглядом, а у девок из группы она до конца

учёбы заработала репутацию отмороженной на всю

голову особы.

Когда предстояла езда на мотоцикле, Ольгавсег

да одевала джинсы и кожаную куртку, даже летом.

Однажды она решила выпендриться и поехала по

городу в шортиках, в результате прислониласьго

лой ногой к горячему глушителю и получилапри

личный ожог. С тех пор при выборе между понтами

и безопасностью выбирала безопасность. И всегда

ездила в шлеме – на работе досыта нагляделась на

последствия езды без шлема. Из-за этого пришлось

отказаться от серёжек и длинных волос – с ними

шлем не оденешь и не снимешь. Из традиционных

украшений у неё осталось только обручальноеколь

цо. Единственное послабление – на работу ездила в


кроссовках, а не в мотоботах, и без защиты.Город

ские улицы – не трасса, сильно не разгонишься. Хотя

много ли человеку надо, чтобы покалечиться или

погибнуть – работа Ольги располагала к мыслям о

бренности человеческого бытия.

2

Время утренних пробок ещё не наступило, и до

больницы она добралась быстро. Охранник на КПП,

издалека услышав приближающийся мотоцикл, уже

поднимал шлагбаум. «Эк я его выдрессировала!» – с

удовлетворением подумала Ольга. Собственно, вся

дрессировка заключалась в одном утреннемразгово

ре на повышенных тонах. Тогда Ольга торопилась, а

только что принятый на работу охранник проявлял

похвальную бдительность и никак не мог поверить,

что какой-то наглый мотоциклист, рвущийся натер

риторию больницы, на самом деле работает здесь

врачом. Поняв, что доказывать что-либо бесполезно,

Ольга заставила его позвонить главному врачу иуз

нать, на чём ездит доктор Ярцева. Пока охранникне

торопливо брёл к своей будке, Ольга вспоминала всё

новые и новые обороты великого и могучего, ивдох

новенно выкрикивала их ему в спину. Видимо,глав

ный обогатил познания охранника в русскомматер

ном, потому что от будки к шлагбауму несчастный

парень двигался уже бегом. С тех пор Ольга, увидев

его лицо за стеклом КПП, каждый раз вспоминала


тот случай, и невольно улыбалась. Похоже, охранник

принимал эту улыбку на свой счёт.

Сбросив газ, Ольга проехала по территории больницы и запарковалась на своём месте у дверей корпуса. Охрана уже открыла двери. У лифтастояли тележки с бельём, Ольга не стала ждать и пошла по лестнице. В отделении было тихо, только упоста стояла пожилая женщина в вязаной кофте. Ольга сняла шлем и попыталась поправить свои короткие рыжие волосы. Женщина в вязаной кофте как будто специально её дожидалась и сразу же стала ейвыговаривать:

– Девушка, а вы почему без бахил? Тутубираются, надо в бахилах ходить! И вообще – мы первые.

Ольга, не обращая на неё внимания,направилась к посту. Въедливая женщина в кофте, немного опешив, продолжила менее решительно:

– Девушка...

Надо было как-то реагировать. Ольга резкоповернулась и строго посмотрела на неё своимисерыми глазами:

– Я вам не девушка, а доктор Ярцева.

Женщина в кофте испуганно примолкла. «Не надо было так коротко стричься» – подумалаОльга. Конечно, с короткими волосами в шлеме было удобнее, но вновь поступившие больные повнешнему виду не признавали в ней врача и встречали вопросом: «Девушка, а доктор скоро будет?» Ольга вопросительно посмотрела на медсестру. Сегодня дежурила Алла – невысокая медсестра со светлыми кудрявыми волосами. Алла поднялась из-за стола:

– Ольга Николаевна, это я звонила. Вот,больную привезли.

Ольга положила шлем на барьер поста иподошла к каталке:

– По скорой? Кто сегодня в приёмнике дежурит?

Алла протянула ей бумаги. Глянув на них,Ольга расстегнула свою кожаную куртку, достала из-за пазухи блестящий молоточек и стала проверятьрефлексы у лежащей на каталке женщины. Та уже не стонала, а только недоверчиво смотрела на кожаную куртку Ольги, точнее, под куртку. Не обратив напристальный взгляд пациентки внимания, Ольгазакончила проверять рефлексы и повернулась к женщине в вязаной кофте:

– Вы с ней? Дачницы?

Женщина смущённо отвела взгляд от еёраспахнутой куртки и кивнула головой. Ольга продолжала строго глядеть на неё:

– Женщина! Ну нельзя же так упахиваться на даче! Да ещё в вашем возрасте! Всё в порядке свашей подругой, отдохнёт у нас пару деньков и снова к вам на дачу.

Ольга повернулась к Алле:

– У нас места в женских палатах есть? Сегодня кто-то выписывается?

– В четвёртой место освободилось. Свиридова. – коротко ответила Алла.

– Когда? – помрачнела Ольга.

– Четыре тридцать – сказала Алла. – Танечку жалко. Она со Свиридовой столько возилась,переживала...

– Да, всего 25 лет... – задумчиво сказала Ольга.

Танечка только окончила медицинский институт и проходила в отделении интернатуру. Русая коса и принципиальное неприятие брюк делали её похожей на тургеневских барышень. Этому такжеспособствовала девичья наивность, немного странная для выпускницы медицинского института. Во всём этом было что-то необъяснимо трогательное.

Свиридова поступила три недели назад сповреждением шейных позвонков – неудачно прыгнула в воду. Прогноз был однозначный, вопрос только – когда. Но Танечка с энтузиазмом свежеиспечённого доктора взялась сделать невозможное. И что самое удивительное – у неё стало получаться. Свиридова пришла в сознание, стала узнавать Танечку,насколько это было возможно в её состоянии – фактически у неё двигались только глаза, речи не было. И вот наступила развязка. Ольга тряхнула головой, как бы приходя в себя:

– Вы там с Танечкой поосторожнее, если чего – меня зовите. У моих чего?

– Антипов из шестой напился с вечера иколобродил полночи.

– Этот, нарушенный? – серые глаза Ольгисузились от ярости. – Вот гавнюк! Двух дней не прошло, как очухался, и уже на приключения потянуло!Готовь его к выписке!

Она решительно повернулась в сторону шестой палаты. Алла торопливо позвала:

– Ольга Николаевна!

– Что ещё?

Алла провела рукой по пуговицам своего халата. Ольга недоумённо посмотрела на неё, потомопустила глаза на свою грудь, охнула и торопливозапахнула куртку – под курткой у неё был только кружевной бюстгальтер, которым она и светила передпациентками последние десять минут. «Надо же – второпях забыла одеться» – про себя подумала Ольга. Она вспомнила институтское время. Однажды ранней весной они с девчонками праздновали в общежитии, кажется, 8 Марта. Праздник удался – на следующее утро еле встали. Когда уже приехали в институт и стали снимать пальто в гардеробе, выяснилось, что одна девка забыла одеть юбку. Пришлось ейвозвращаться в общагу. Потом ещё долго ржали над этим случаем. Улыбаясь институтским воспоминаниям, Ольга подхватила свой шлем со стойки поста ипошла в ординаторскую: «Ничего, надену халат –никто ничего и не заметит. Переобуться ещё надо не забыть – на каблуках выгляжу солиднее». Халат у неё был особый – не обычный х/б, которыйжелтеет через несколько стирок, и который замучаешься гладить. Свой халат Ольга купила в Париже, вмагазине для взрослых, но выяснилось, что его можно использовать и по прямому назначению – мало того, что скроен по-человечески, так ещё и ткань хорошая, не желтеет и не мнётся. Ольга надела халат, сменила кроссовки на туфли, достала косметичку и подошла к зеркалу. Молодого доктора КонстантинаИвановича, пришедшего на работу в отделение всего двамесяца назад, ещё не было.

3

Дверь распахнулась, и в ординаторскуювбежала Танечка – каблучки звонко стучали по полу, русая коса хлопала по спине, кулачками размазываласлёзы по щекам.

– Ольга Николаевна, она... она...

Ольга бросила косметичку на стол и обнялаТанечку:

– Я знаю.

– Ну почему, почему?! – похоже, в коридореТанечка сдерживалась изо всех сил, а сейчас дала волю слезам. – Ведь я всё делала правильно!

– Да, правильно – Ольга обнимала Танечку,которая от рыданий сотрясалась всем телом. Дитё ведь совсем. Неужели и она такая же была?– Ты сделала всё, что могла. Даже больше.

– Правда? – Танечка подняла на неё заплаканное лицо.

– Конечно! Ты молодец. Садись вот сюда. –Ольга усадила девушку в кресло, достала из своего стола бутылку с водой и блистер с таблетками. Онавыковыряла таблетку из упаковки, подумала, досталавторую таблетку и протянула Танечке:

– На, выпей. Тебе ещё работать сегодня.

Продолжая всхлипывать, Танечка выпила таблетки. Ольга порылась у себя в ящике, досталапакетик с салфетками и протянула Танечке. В дверь ординаторской постучали:

– Можно?

В дверях стояла моложавая женщина сотсутствующим выражением лица, в одной руке онадержала кожаную сумочку, другой прижимала к груди розовые тапочки. Ольга сразу узнала эти тапочки – они стояли под кроватью у Свиридовой, хотя было ясно, что они уже вряд ли ей понадобятся.

– Да, конечно – кивнула женщине Ольга иповернулась к Танечке: – Ну иди работай. И соплиподбери!

Продолжая тихонько всхлипывать, Танечкапроскользнула в дверь мимо женщины. Та посмотрела ей вслед:

– У неё тоже кто-то умер?

– Да – коротко ответила Ольга, достала из стола бланк и придвинула историю болезни Свиридовой. – Посидите немного, я сейчас подготовлю документы.

Пока она писала, женщина молча сидела настуле рядом. В таких ситуациях Ольга старалась вести себя как можно более официально – ей казалось, что если показать сочувствие, то родственникиокончательно расклеятся, а им ещё много беготнипредстоит. Она закончила заполнять бланк:

– Сейчас надо будет ещё печать поставить.Потом по этому в ЗАГСе получите справку о смерти. Пойдёмте.

Они вышли в коридор и подошли ксестринскому посту. Алла уже собиралась сдавать дежурство Люде.

– Алла, пойди печать поставь. И объясни, чего дальше делать – Ольга протянула ей бумаги иповернулась к Свиридовой-старшей: – Идите с Аллой, она вам всё скажет.

Алла и Свиридова-старшая ушли. Ольгаоглянулась – Танечка сидела на диванчике за сестринским постом и молча смотрела в окно. Так, хорошо –таблетки подействовали. Перехватив её взгляд, Люда кивнула в сторону Танечки:

– Переживает.

– У меня когда первый больной умер, я ревела на всё отделение – отозвалась Ольга.

– Ну сейчас-то привыкли? – спросила Люда.

– К этому нельзя привыкнуть – покачалаголовой Ольга. И, заметив, что Танечка прислушивается к их разговору, продолжила: – Смерть требуетуважения. Смерть – это таинство, как и рождение...

В отделении раздались уверенные хозяйские шаги, и перед сестринским постом остановилсязаведующий отделением, или, как все его называли за глаза – шеф.

– Доброе утро! – шеф поздоровался и уставился на Танечку. – Что случилось?

– Свиридова ночью умерла – ответила Ольга.

– Ага, вон оно как! Понятно – пробормотал шеф и громко сказал, обращаясь к Танечке: – Ну, спочином тебя, детка!

Шеф пошёл к себе в кабинет, а Ольгаозадаченно посмотрела ему вслед. Когда хлопнула дверь его кабинета, она сказала Танечке:

– Поздравляю, шеф тебя признал.

– Детка – это значит признал? – хихикнула Люда.

– А ты помнишь, как шеф меня называл, когда я только в отделение пришла? – повернулась к ней Ольга. – Лялька! Лялька, сходи туда! Лялька, сделай то! Лялька, ты все лекции прогуливала, или через одну? И так почти год. А тут почти сразу – детка!

Она вспомнила, как шеф строил её, когда она пришла после института. Теперь-то она понимала, что он просто выбивал из неё остатки студенческой дури и безалаберности. Но тогда было обидно до слёз. И она отыгрывалась на медсёстрах, требуя от них строгого обращения на «вы» и поимени-отчеству. Конечно, со временем она поняла, что авторитет зарабатывается другими вещами, но тогда скандалы возникали частенько. Шефу приходилось вызывать её к себе в кабинет и наедине вправлять ей мозги. К счастью, ему это удалось, и уже через год она больше переживала из-за чисто профессиональных проблем, чем от недостаточно уважительного, как ей казалось, отношения медсестёр.

– А вы знаете, как шеф Константина Ивановича называет? – заулыбалась Люда.

– Как? – спросила Танечка. «Так, процесс пошёл. Отвлекается помаленьку» – обрадовалась Ольга.

– Пупс – громким шёпотом ответила Люда.

– Костик – одним словом – добавила Ольга. Она чувствовала себя старожилом отделения,практически второй после шефа.

Все засмеялись. Но Ольга обрадоваласьпреждевременно.

– Ну почему так несправедливо? – продолжала Танечка. – Ведь она такая молодая... Была. А другие вон хоть бы что! Ведь это несправедливо!

– Кстати о справедливости! – Ольга резкоподнялась. – Люда, найди-ка мне историю Антипова!

Шестая палата была сразу напротивсестринского поста. Ольга коротко стукнула костяшкамипальцев по деревянному косяку и, не дожидаясь ответа, распахнула дверь в палату:

– Доброе утро! Антипов где?

– Здравствуйте – мужики в палате натянулипододеяльники до подбородков. Ольга не раз замечала это: если мужики начинают реагировать на женщин – говорить комплименты, заигрывать, стесняться, да просто пытаться прикрыться одеялом, когда кто-то из женщин заходит в палату, то значит всё – пошли на поправку. Все обитатели палаты зашевелились, увидев её, только Антипов продолжал громкохрапеть. Ольга решительно сдёрнула с него одеяло:

– Антипов! Просыпайтесь!

Антипов, который спал прямо в одежде, неловко завозился:

– Доктор, плохо мне. Мне бы от головы чего.Голова раскалывается.

– Вы пили вчера? – наседала на него Ольга.

– Нет, с чего вы взяли... – забормотал Антипов, и, поняв, что отпираться бесполезно, неохотнопризнался: – Ну чуть-чуть совсем.

– Собирайте вещи – и на выписку! – Ольгабросила Антипову одеяло. – Документы на постувозьмёте. И побыстрее! Чтобы к обходу вас здесь не было!

– Да чего такого-то! Ну выпили чуть-чуть – с кем не бывает! Чего так сразу – на выписку? –попытался возмутиться Антипов.

– Чего такого?! – Ольга резко обернулась вдверях палаты и выдала такую тираду, что пожилойсосед Антипова восхищённо присвистнул, а у Люды, наблюдавшей за этим с поста, порозовело лицо.

– Подготовь ему документы – бросила Люде Ольга. – И скажи сестре-хозяйке – пусть постельное бельё снимает.

«Вот так вот – восстановим чуть-чутьсправедливости» – Ольга сердито листала историюболезни Антипова. Ничего себе – 61-й год пошёл. Чёрт, здоров же как бык, просто алкогольнаяэнцефалопатия. Нельзя же бесконечно пить без последствий! В отделение залёг, чтобы попытаться инвалидность оформить, а то на бухло не хватает. А Свиридовой всего 25 было... Ольга швырнула историю болезни на стол.

– Ольга Николаевна, что у вас случилось? – шеф, как обычно, подошёл внезапно. Его оранжевый галстук был неподражаем. Понятно – шеф собрался на утренний обход.

– Да вот, больной ночью напился – Ольга никак не могла привыкнуть к внезапным появлениям шефа у себя за спиной. К ярким галстукам ужеадаптировалась, а к его неожиданным репликам сзади – ну никак.

– Так, подготовьте выписку как положено втаких случаях – я подпишу – шеф был невозмутим. – Только после обхода. Константин Иванович пришёл?

Это уже был вопрос ко всем. Люда торопливо ответила:

– Ещё нет. Наверное, сейчас подойдёт.

– Вечно этот пупс опаздывает. Когда появится – пусть поторопится. Только его и ждём.

Люда усердно закивала и тайком хихикнула в ладошку.

5

После обхода Ольга и Костик засели зазаполнение историй болезни. Но только Ольгасосредоточилась на писанине, как в дверь заглянул мужчина:

– А где найти Ольгу Николаевну?

– Я Ольга Николаевна.

Мужчина немного замешкался:

– У меня тестя вчера положили. Можно с вами поговорить?

Ольга оглянулась на Костика – тоттрудолюбиво заполнял истории. Ладно, поговорим в коридоре. Мужчина был не один – невысокая полноватаяженщина сразу подскочила к Ольге:

– Вы доктор Ярцева? Нам на ресепшн – онамахнула рукой в сторону сестринского поста – сказали, что вы лечащий врач. У меня отца вчера положили. Вы не скажете, что с ним?

– Как фамилия? – Ольга стала вспоминать, кто поступил вчера. Услышав фамилию, Ольгапочувствовала себя неуютно. Сообщать плохие новости всегда неприятно. Но приходится:

– Состояние тяжёлое. Мы делаем всёвозможное, но шансов мало. Готовьтесь к худшему.

– Как к худшему? – полноватая женщина сразу перешла на повышенный тон. – Он же былсовер>



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist