načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Человек с глазами волка / Muž s očima vlka - Marietta A. Roz

Человек с глазами волка /  Muž s očima vlka

Elektronická kniha: Человек с глазами волка / Muž s očima vlka
Autor:

  Однажды Джарет, Король домовых и гоблинов, неосторожно дал слово. Дал и забыл. Но пришло время – пора ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  50
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 253
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

  Однажды Джарет, Король домовых и гоблинов, неосторожно дал слово. Дал и забыл. Но пришло время – пора выполнять обещание. Да и что тут сложного? Всего лишь позаботиться о 16-летней девушке, оборотне-полукровке. Есть только одно «но»: ее бы сперва догнать… Jareth, král elfů a skřítků, dal jednou nechtěně slovo. Dal a zapomněl. Ale je čas - čas splnit slib. A co je na tom tak těžké? Jen se musín postarat o 16-letou dívku s krví vlkodlaka. Existuje pouze jedno "ale": ona je na útěku …..

Zařazeno v kategoriích
Marietta A. Roz - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Мариэтта А. Роз 2016

© Skleněný můstek s.r.o. 2016

ISBN 978-80-7534-112-9

Однажды Джарет, Король домовых и гоблинов,неосторожно дал слово. Дал и забыл. Но пришло время – поравыполнять обещание. Да и что тут сложного? Всего лишьпозаботиться о 16-летней девушке, оборотне-полукровке. Есть

только одно «но»: ее бы сперва догнать...


Содержание

Миф о мире

Сказание начинается

Глава 1. Грань. Мариэтта. Часть первая

Глава 2. Эльсидория. Джарет. Часть первая

Глава 3. Джарет и Мариэтта

Глава 4. Чудовище

Глава 5. Король. Часть первая

Глава 6. Письмо

Глава 7. «Розовый ягнёнок»

Глава 8. Печорский квадрат

Глава 9. Побег

Глава 10. Королева Карина

Глава 11. Сударь и сударыня. Часть первая

Глава 12. Соперники

Глава 13. Мариэтта. Часть вторая

Глава 14. Джарет. Часть вторая

Глава 15. Проклятье полукровок

Глава 16. Похороны

Глава 17. После похорон

Глава 18. Замок Короля домовых


Глава 19. Аустерленд. Часть первая

Глава 20. Аустерленд. Часть вторая

Глава 21. Мария

Глава 22. Сударь и сударыня. Часть вторая

Глава 23. Король. Часть вторая

Глава 24. Совет королей

Глава 25. Отчаянье короля

Глава 26. Джарет. Часть третья

Глава 27. Джарет. Часть четвёртая

Глава 28. Великий князь

Глава 29. Богиня

Глава 30. В путь!

Глава 31. Дорога на юг

Глава 32. Накануне

Глава 33. Поединок

Эпилог


Ленчик *Шэр* Анохиной и Катюшке *Лайя* Одарич

Не стоит верить волку, ибо у него глаза человека.

Не стоит верить человеку, ибо у него глаза волка.

Мариэтта А. Роз

Миф о мире

Земля!

Когда-то она казалась безграничной, неисчерпаемой. В тедалёкие времена, когда это было непреложной истиной, на еёпросторах обитали самые разные создания. Люди и дивные: эльфы, гномы, метафоры, дриады, нимфы, драконы...

Уже никто не может толком сказать, как так получилось, что бок о бок с простыми смертными жили они, даже между собой непохожие существа, столь разные, столь волшебные. Люди почитали их как богов – возможно, они и были богами. По крайней мере, тогда.

Кстати, возможно, именно дивные и стали причинойпоявления людей. Какой-нибудь волшебник шутки ради наделил разумом племя обезьян, со временем они и развились в собственнуюцивилизацию. Или же их создали искусственно в ходе одного из магических экспериментов для услужения, увеселения, наравне с големами? Только вот опыт оказался чуть более успешным, чем ожидал творец. Хотя все могло быть и иначе. К примеру, сами дивные пришли издалёких миров, возможно, по той же самой причине, по которой после покинули Землю, и стали более или менее миролюбивымисоседями. Сейчас уже никто не может сказать, как было на самом деле.

Впрочем, не так уж это и важно.

Те дивные, что обращали внимание на людей, стали ихпроводниками в жизни. В основном это были эльфы, гномы, русалки. Они охотно учили этих «странных недалеких существ» тому, что знали сами: искусствам, ремеслам, любви, состраданию и всему такому прочему. Иногда – магии. Хотя, как оказалось, в большинстве своём люди с трудом осваивают даже базовые навыки мастерства – лишь единицам действительно удавалось чего-то достичь. Скорее всего, думали эльфы, проблема кроется в сроках жизни. Ведьчеловеческий организм рассчитан всего лишь на три капли: детство,молодость, старость.

Так они и жили, дивные и люди. Достаточно долго.Соседствовали, влюблялись, рожали общих детей, иногда ссорились.

Но однажды всё изменилось.

То тут, то там стали появляться мрачные люди в чёрныхбалахонах. Называли они себя инквизиторами. Кто они такие, откудапришли – никто толком не знал, но они нашёптывали: «Смотрите, как красивы эльфы! Как богаты гномы! А кровь огненных птиц лечит любые болезни! Все их сокровища, все тайны должныпринадлежать нам, людям, это мы здесь хозяева!»

Конечно, поначалу большинство отмахивалось, но злые слова упали в благодатную почву. Чисто людское качество – зависть –выросло из этих семян.

А ведь действительно! Почему им – всё, а мне – ничего? Им – долгая жизнь, красивые женщины, богатства недр, а мне? Что остается мне? А вот если бы их не было, то всё это досталось бы мне!

Сами дивные не сразу заметили перемену. Когда люди стали к ним относиться прохладнее, они приняли это спокойно, с истинным фатализмом дивных. Но прохлада быстро переросла вовраждебность, а враждебность – в войну.

Инквизиторы теперь во весь голос кричали:

– Ату их! Ату! Закидайте их камнями! Разграбьте ихжилища! Возьмите их женщин!

И дивные схватились за оружие.

Дивные быстро поняли, что противостояние закончится ничем. Да, как воины они куда искуснее, но людей больше. Часто случалось так, что на штурм крохотного поселения эльфов бросались десятки тысяч простых смертных. Люди поднимались на стены по трупам, к тому времени у осаждённых заканчивались стрелы и начиналась обычная резня.

Среди дивных произошел раскол. Метафоры кричали, чтонужно использовать всю мощь магии, чтобы раз и навсегда уничтожить людей. Эльфы возражали, что нечестно использовать оружие,которому противник не может противостоять. В ответ их обвиняли вчистоплюйстве, те отвечали соответствующим образом – свара каждый раз получалась приличная.

Впрочем, у большинства народов конкретной позиции не было. Гномы никак не могли определиться: поочередно говорили то «да», то «нет». Дриадам, нимфам всё это было неинтересно – ихполупрозрачные тела не могут поранить ни мечи, ни стрелы, так что пока люди не разоряют леса и реки, им всё равно. Зеленокожие вообще радовались возможности помахать дубинками.

Решение неожиданно предложили драконы.

– Мы уходим, – сказал самый старый из них – огромныйдракон, побелевший от времени. – В другой мир. Мы уже немногоизучили его. Там есть множество планет, как и здесь, и одна из них почти такая же, как Земля. Там тоже есть реки, леса, горы, океаны. Все условия! Но самое главное: он пуст. Мы нашли только несколько мёртвых городов. Похоже, что цивилизация того мира давнопогибла. – Дракон выдохнул несколько колечек дыма. – Мы уходим. Вы можете пойти с нами и начать всё сначала или же остаться здесь и продолжить войну. Выбирайте! Но прежде, чем вы что-то решите, я скажу следующее: люди – всего лишь пешки. За их спинами стоит сила, у которой пока нет названия. Бойтесь их.

И драконы улетели.

Это был выход!

Уйти.

Оставить людям Землю, пусть живут как хотят, какмогут! Без них. Конечно, жаль, но так будет лучше.

Для всех.

Но переселить такое количество желающих не так-то просто: порталы между мирами опасны и нестабильны. Первыедобровольцы уходили небольшими группами. Увы, были те, кто исчез внеизвестности. Но были и те, кому удавалось добраться до места.

С помощью магии они посылали сигналы, что всё в порядке, что всё именно так, как говорили драконы: мир пуст и пригоден для проживания. После ставили магические маяки. Ориентируясь на них, на Земле взялись за строительство порталов, чтобы сделатьпереходы более безопасными.

А пока дивные решили избегать столкновений с людьми.

Люди поначалу обрадовались. Честно говоря, они сами уже здорово устали от войны, многие жалели, что ввязались в стольглупую авантюру, но назад дороги нет. Не придёшь же сейчас к дивным просить лекарства, еду, как это бывало в мирные годы.

Когда же они поняли, что дивные не сдались, а просто уходят – восприняли это как личное оскорбление. Они не могут уйти, забрав с собой всё то, что так нужно им самим!

Их бросают, их предают!

Люди начали атаковать дивных с удвоенной жестокостью.

На массовое переселение понадобилось несколькодесятилетий. Вперемешку с дивными уходили и люди. Одни следовали за дивными, поскольку боготворили их. Другие просто искали лучшей жизни. Но были и третьи – те, кого с места согнали закон, чума икостры инквизиции.

Потом порталы захлопнулись и закрылись на Ключи. Ключивыбрасывать не стали. Их доверили рыцарю из клана Тамплиеров.

Столь сильный магический артефакт неестественно удлинил его молодость. Но вечная жизнь не дает бессмертия, и в одной из войн Средневековья он погиб. После Ключи выбирали себеХранителя самостоятельно.

Новый мир дивные назвали Эльсидория, что в переводе сэльфийского означает «приют чудес». Старый мир назвали простоГранью.

Жизнь после потекла своим чередом. Когда буряСредневековья улеглась, люди поняли, что, в принципе, обладая рядом навыков, можно обходиться и без дивных. Некоторые догадались, что знания можно совершенствовать, добывать новые, увлеклись. Постепенно Грань развилась в техногенный мир.

В Эльсидории всё вроде оставалось по-прежнему.

Там, где есть магия, нет места технике.

К тому же заговоры лечили лучше синтетических лекарств, а фатализм дивных позволял без трагедии относиться к самымсложным случаям. Сам мир толком не осваивался: одним этонеинтересно, другим – некогда.

Люди основали три королевства: на севере – Лонглию, назападе – Корсиконию, на юге – Сюррию. Правда, всё-таки нашлись и такие, кто даже в новых условиях не хотел соседствовать сдивными. Они ушли на северо-запад, в мрачные бесконечные пустынные поля, основали там несколько городов-государств. Но для общего удобства их территорию назвали Аустерлендом.

Леса между Лонглией и Корсиконией заняли эльфы. На общем совете решили не делить между собой деревья, а жить в мире. Но для единства нужен один король.

Это было сложно, ведь у каждого клана – своя правящаядинастия. Как выбрать достойнейшую? Но всё-таки выбрали. Прочиекороли сняли короны и стали именоваться лордами. После эльфызажили обычной жизнью. Сообща работали, сообща веселились,сообща ссорились. В общем, всё как обычно! Их лес назвали Альфаром.

Только один клан решил поселиться отдельно, восточнее, в горах. Их стали называть горными эльфами, а королевство,соответственно, – Королевством горных эльфов.

Гномы выбрали крупный горный массив на юго-западе ипоступили по примеру эльфов. Вернее, почти. Кланы разыграли горы в карты или на кулаках, в общем, кому как оказалось удобнее.Короли остались королями, а правящую династию выбирали раз встолетие на большой сходке. Самому архипелагу дали общее название – Гномлия, то есть «место, где живут гномы». Просто и понятно,по-гномски.

Драконы обжили острова далеко в океане. Русалки, дриады расселились по прочим различным водоемам. Зеленокожие заняли северные горы. Их королевства также заняли своё место на карте Эльсидории.

После появились и другие обозначения. Например, архипелаг Ансара, гора Перворождённых, Зелёное озеро, Великая пустыня и так далее.

В общем, в Эльсидории действительно всем хватило места.

Уже после Великой Миграции Совет магов неожиданно вынес вердикт: никаких полукровок! Это показалось всем весьма странным требованием. Чем плохи полукровки? Но метафоры вдруг заорали:

– И правильно! Если бы эльфы тогда не начали якшаться слюдишками, то ничего бы и не было!

Эльфы ожесточенно заспорили: не якшались, а любили! Алюбовь для них, для эльфов, священна!

Разгоревшийся гвалт прихлопнули сами маги, заявив, что в следующий раз пригласят только коронованных особ и Хранителей, мол, Совет магов теперь только для избранных, а не как раньше,когда приглашались ещё и просто волшебники, герои – в общем, все те, кого дивные считали правильным послать на столь важноезаседание.

Конечно, многие рассердились! Но обижаться некогда:освоение новых земель требует огромных усилий.

А потом Совет магов уже в новом своём составе провозгласил Культ чистой крови. Эльфы растерялись, гномы заохали, метафоры заорали, что так оно и правильно будет, а короли сказали жёстко: никаких полукровок!

Первыми жертвами в той войне стали полукровки. Почему именно они?

Зачем вообще нужен этот запрет?

* * *

Знали ли маги, а может просто догадывались, что проклятье, идущее по следам полукровок, невозможно остановить никакими засовами?

Сказание начинается

«Нужно решиться».

Женщина стояла у окна, напряженно вслушиваясь в тишину, пытаясь уловить малейшее колебание, изменение –предупреждение об опасности.

Об Их приходе.

«Я должна...»

Женщина судорожно вздохнула. Повернулась.

Ни единого постороннего звука! Ничего лишнего.

Ещё раз оглядела комнату, словно в поисках чего-то. Хотя здесь так мало мебели, что потерять что-либо (или спрятаться) простоневозможно! Стол без скатерти, на нём – стопки взрослой и детской одежды, пелёнки, немного посуды, продуктов. Рядом – пара стульев, детская двухместная кроватка. Ничего более! Ни шкафа, ни кровати. Всё белое, ни единого тёмного пятнышка.

Кроме неё самой.

Женщина одета во всё чёрное, отчего черты красивого дивного лица кажутся острее, жёстче. К тому же вооружена: за спиной – меч, на поясе – кинжал, кожаные доспехи.

Зачем?

Вот ещё одна странность: кроватка – двухместная, а ребёнок – один.

Девочка.

Внезапно женщина напряглась.

Шаги! Кто-то идёт сюда!

Лицо женщины исказилось. Правой рукой медленно вынула меч из ножен. Приготовилась. Оскалилась. Крылья ноздрейзатрепетали, пытаясь уловить запах шедшего.

Дверь открылась.

– Карий? – невольно воскликнула женщина и опустила меч.

В её голосе прозвучало так много самых разных чувств, что мужчина опешил.

– Анжи... – прошептал он, протянув к ней руки. – Моя Анжи!

Как давно он не видел её! Как мечтал об этой минуте!

«Анжи, моя Анжи!..»

Сердце сжалось от любви, от жалости!.. Как она устала! Под глазами – круги, острые складки у рта...

По дороге сюда он тщательно репетировал все те слова,которые сочинял ночами вот уже несколько недель. Хотел швырнуть их ей в лицо – прямо с порога! Сказать как можно надменнее, злее; но стоило увидеть её, как он тут же всё забыл. Вдруг показалось, что всё сейчас легко пройдет. Она выслушает его, согласится, и всё будет как прежде. Она снова станет его Анжи, только его, словно всего этого никогда не было.

Ничего этого никогда не было.

– Зачем ты здесь? – спросила она.

Этого оказалось вполне достаточно, чтобы мужчина очнулся.

– Тебя прислали Они? Или отец? – бросила женщина. Её лицо вновь стало острым, чёрным.

Мужчины открыл было рот, чтобы ответить, но тут заплакал ребёнок. Женщина кинулась к девочке, свободной рукой осторожно перевернула её на другой бочок – ребёнок снова уснул.

– Ты любишь её больше, чем меня!

– Не кричи, разбудишь, – огрызнулась женщина. – К тому же ты говоришь глупости. Я люблю вас обоих.

– Ну конечно! – Мужчина покосился на меч. – Ради неё тыготова насадить меня, словно индюшку на вертел.

– Я всего лишь защищаю своё дитя.

– Ну конечно! – повторил мужчина.

От двери он так и не отошёл, так что девочка была видна ему лишь сквозь прутья кроватки. Словно боялся увидеть ребёнка.

– Говорят, он ходит к тебе, – ухватился мужчина заспасительную мысль.

– Ревнуешь? – рассмеялась женщина. – Он – мой друг. Очень хороший, верный, но друг.

Мужчина нахохлился ещё больше. Смешно ей! Глаза рыскали по комнате, пытаясь ухватиться за любую деталь, которая могла бы разозлить его ещё больше.

– Ты подурнела, – бросил он. – Этот тебя плохо обхаживает?

– Спроси у него! Он скоро будет.

Мужчина побелел: этого ещё не хватало! Сжался, весь гонор пропал куда-то, но всё-таки сказал:

– Ты не сумеешь защитить её.

– Посмотрим.

– Они убьют тебя. Они сильнее.

– Это тоже посмотрим.

– Отдай ребёнка, Анжела! Им нужны обе девочки!

– Обе? Так тебя всё-таки прислали Они? – Чёрные глазаженщины нехорошо сощурились. – Что Они сделали с Машей? – женщина сжала меч, ещё немного – и кинется.

– Я ничего не знаю! – быстро залепетал мужчина. – Твой отец беспокоится за тебя, Анжи. Ты должна занять своё место в стае!

– Тогда почему пришёл ты, а не он?

– Откажись от ребёнка! Они не успокоятся! Мы разных кровей, и наша дочь... – он запнулся, – полукровка. Для неё никогда не будет места среди метафоров. Всё-таки я – птица, а ты – волк. К тому же родились близнецы – значит, кровь разделилась. Они не успокоятся.

– Успокоятся! – женщина зло усмехнулась. – К тому жеметафоры – не единственные дивные в Эльсидории. Эльфы примут её так же, как приняли меня. Это ведь эльфы! Они готовы принять всех. Так что через шестнадцать лет, когда кровь пробудится, она сможет вернуться.

– Ты собираешься прятать её шестнадцать лет?

Такого поворота он явно не ожидал!

– И где ты собираешься её прятать?

– Миров много! – Глаза женщины сверкнули. – Их бесконечно много! Найдется какой-нибудь подходящий, где тоже есть люди, где она будет в полной безопасности. Пусть далеко от меня, от истоков своей крови, но в безопасности.

– Так вот зачем он здесь! Конечно же! – мужчина разозлился. – И ты думаешь, что эта сволочь вот так и позволит тебе рискнуть его царственной шеей? Думаешь, Они не сумеют добраться и до него?

– Анжела! – вдруг заговорил он изменившимся голосом. – Всё безнадёжно. Нет ни единого шанса! Они сильнее! Откажись отребёнка! Откажись, и всё будет как раньше.

– Как раньше, уже не будет. Они отняли у меня одного ребёнка, но второго не получат, – женщина оскалилась. – Я люблю тебя,Карий. Даже несмотря на то, как ты сейчас жалок, я всё равно люблю тебя. Но и она... они... мои девочки! Две Мари! Я люблю их. Я мать! Я спасу её. А теперь уходи. И не смей возвращаться.

...Мужчина ушел.

Женщина напряженно прислушивалась к его угасающимшагам, и как только они полностью стихли, – разрыдалась.

Она рыдала, закрыв лицо левой рукой, а правой всё ещёсжимая меч.

Внезапно дверь скрипнула – женщина сделала резкий выпад.

– Спокойнее!

Мужчина – но не тот, которого она так любила и презиралаодновременно, другой – отскочил в сторону, вскинув руки.

– Думаю, ты не меня поджидаешь? – спросил он с явнойнадеждой.

Женщина отшвырнула меч.

– Что ты так долго? Так долго! – кинулась к нему.

Мужчина обнял её.

– Ну-ну, успокойся! А то девочка возьмёт пример с тебя, а двух ревущих женщин я просто не вынесу. Всё будет хорошо, – пообещал он, проводя ладонью по её волосам. – Всё будет хорошо.

– Да, – казалось, женщина немного успокоилась, – теперь всё будет хорошо!..

Она решилась.

* * *

Спустя несколько месяцев женщина всё так же стояла у окна, всё так же напряженно вслушиваясь.

«Чего она ждет? – подумал он. – Странно. Она стала такой целостной, решительной».

Он стоял, прислонившись к дверному косяку, ждал, когда она заметит его. Не хотел начинать разговор первым. Он вообще нехотел говорить об этом.

«Такое впечатление, что пропажа первого ребёнка разбила её на части, а второго – собрала. Криво, кособоко, но всё-таки собрала. И эта новая женщина, совершенно не знакомая мне,чего-то ждёт.

Только чего?»

– Ты? – наконец сказала она. – Ты нашел её?

– Нет, – после минутного молчания признался он. Говоритьтяжело. – Анжи, я думаю... Прошло три месяца... думаю, ужебесполезно...

– Ищи! – Она бросилась к нему, ударила кулаком в грудь. – Ищи её, чёрт тебя подери! – закричала дурным голосом. – Ты будешьискать её, пока жив! Слышишь! Ты будешь искать её всю своюгрёбаную вечную жизнь!

Кулаки гулко отскакивали от его груди, она кричала, молила. Наконец, ему удалось схватить её за руки, женщина тут же обмякла, уткнулась мокрым лицом в массивный воротник его шёлковойрубашки...

Спустя ещё несколько дней он снова войдет в эту комнату.

Женщина будет всё так же стоять у окна...

Только на этот раз она будет мертва.

* * *

Сказание начинается.

Глава 1. Грань. Мариэтта.

Часть первая

Свой шестнадцатый день рождения Мариэтта отметила, как и все прочие праздники, на городской свалке, потягивая горькоедешёвое пиво и размышляя о судьбе.

Мариэтта выросла на планете, настолько бедной ресурсами и настолько далекой от цивилизации, что если бы не космодром, то жизнь на ней давно остановилась бы. А город... вообще-то здесьвсего лишь один город, Космополинск. Все прочие поселения –крохотные нищие деревеньки или одиноко стоящие кособокие дома,почему-то гордо именуемые фермами.

Космополинск – это хаотичный город с населением в двамиллиона человек. Роскошные особняки соседствуют с полуистлевшими бараками, а за углом обязательно есть невзрачное заведеньице, где можно купить немного травки и примерно столько же любви.Правда, приобретая то или другое, нужно быть предельно осторожным, иначе радость покупки будет последним, что испытаешь в жизни.

Сама планета – русская колония, официально находится насамой границе торговых путей и являет собой смесь культур,народностей, поскольку заселялась переселенцами. В общем, втуристических проспектах значится как транзит, не более.

Здесь толпами останавливаются, переводят дух последолгого космического перелёта путешественники всех мастей: и крупные бизнесмены, и мелкие торгаши, ведущие свой сомнительныйбизнес, и просто уставшие от офисной рутины «белые воротнички». Одни рвутся сюда, на окраину цивилизации, в поисках новыхощущений, другие уносят от них ноги.

К тому же это последний оплот, где закон имеет хоть какую-то силу, далее – Печорский квадрат, республика якобы бедная и для туристов абсолютно не интересная. Но более богатого и порочного места на Грани отыскать трудно, путешественники туда рвутся просто толпами. Ведь там и только там разрешены проституция, наркотики, азартные игры, прочие сомнительные увеселения. В общем, вПечорском квадрате можно сполна насладиться любым пороком, были бы только на это средства. Так что через космодром Космополинска туда и обратно постоянно шныряют корабли: как туристические, так и торговые.

А что там, за Печорским квадратом, – никто не знает.

Мариэтта выросла в более или менее приличном квартале, в семье Джонсонов, которые приходятся ей некими дальнимиродственниками. Более точно родство как-то не определялось. Сами Джонсоны говорили о девочке обычно так: «Она дочь одной нашей... гхм!.. родственницы», – и кривили при этом губы. Можно подумать, что она дочь проститутки и серийного маньяка-убийцы! Многие так и думали.

Честно говоря, иначе к ней относиться тогда было сложно.Девочка всегда очень неряшливо выглядела – поношенные платья, лоснившиеся на локтях, которые ей вечно то малы, то велики,стоптанные туфли, дешёвые резинки в растрепанных косах.

Застенчивая по своему характеру, она не знала, как подойти к другим детям, её никто не учил этому, никто не помогал. Да и сами другие дети не хотели играть с ней. Правда, задирать особо нерешались: Мариэтта дралась, как загнанный в угол зверек, – царапалась, кусалась, всегда молча, всегда отчаянно.

Эмма Джонсон откровенно не любила девочку, воспринимала её как наказанье божье. Поэтому или же просто, будучи яройхристианкой, исправно посещала церковь, ежедневно молилась. Вообще была одержима манией «укрощать плоть» – не пользоваласькосметикой, ходила в нелепых тёмных платьях, полностью скрывающих фигуру, ела только постную пищу. Все эти правила распространялись и на ребёнка, может, даже в ещё более жёсткой форме.

Джордж Джонсон замечал девочку только тогда, когда онапопадалась ему под ноги, и то лишь для того, чтобы наградитьтумаками. Вел небольшой бизнес – торговал подержанными машинами. Правда, он имел обыкновение большую часть доходов спускать в пабах на выпивку и проституток. Впрочем, дела шли так себе, иденег часто хватало только на спиртное. Тогда в пьяном угаре Джонсон заставлял жену ублажать его так, как это делали бы продажныеженщины. После таких ночей Эмма всегда жестоко избивала девочку.

В общем, ожидать адекватного поведения от ребёнка нестоило. И по-своему правы были те мамаши, которые строго-настрогозапрещали своим детям водиться с этой странной девчонкой,смотрящей на мир из-под косо обрезанной чёлки голодными глазами волка.

Жизнь осложнилась в подростковый период. И дело было не просто в половом созревании – в ней просыпалась кровь, о которой она даже не подозревала. И, конечно же, мальчики! Которые хоть и посматривали, но знаки внимания не оказывали.

Именно тогда Мариэтта всерьез заинтересовалась своейвнешностью. Поскольку дома было лишь одно небольшое зеркало вванной, пришлось довольствоваться теми, что оказывались в зонедоступа. Каждый раз, всматриваясь в своё отражение, она виделаугловатого подростка с едва наметившийся грудью, пушистымикаштановыми волосами и пронзительными чёрными глазами. Считать ли себя красивой или просто хорошенькой – не знала, но очень хотела узнать. Увы, спросить не у кого.

Захотелось хорошо выглядеть; для этого, правда, пришлось воровать в магазинах одежду, бельё, косметику. Вещи хранила в укромном местечке на свалке, там же переодевалась перед школой и после занятий, хотя и приходилось делать солидный круг.

Но всё-таки труднее всего было с голодом. Молодой организм, организм зверя, тяжело переносил бесконечные посты,устраиваемые дома. Мариэтта буквально сатанела! Не выдерживала –воровала шоколадки в супермаркетах, отбирала завтраки у малышей – безумно стыдно, но ничего не могла с собой поделать! Порой этот самый украденный батончик или чужой пакетик с бутербродами были единственной едой в течение всего дня.

О какой учёбе стоило говорить в таких условиях? Хотя она –умная девочка. Внимательная, любознательная. Читала много, запоем. Обо всём. Засиживалась в библиотеке допоздна, хватала с полок первые попавшиеся томики и погружалась в их волшебный,призрачный мир.

Особенно любила сказки.

Часто вечерами, сидя в укромном местечке на свалке или же глядя в окно своей комнаты, площадью больше похожей накладовую, чем на жилое помещение, она мечтала. Мечтала о далекомрадужном мире, где больше никогда не будет одинока, где всё будет совсем иначе...

С возрастом мечты стали сложнее, но, собственно говоря, они не сильно отличались от мечтаний любой девочки-подростка. Она мечтала о собственном доме – полной чаше, о любви...

Конечно, ей рассказали, что принцев на белом коне не бывает, но она верила! Как верит любая девочка. И этим принцем (пусть и без белого коня) ей казался одноклассник, Дмитрий Грей,выхоленный, самоуверенный подросток.

И всё чаще Мариэтта посещала городскую свалку. В тот период она вообще любила сломанные вещи. Они казались ейолицетворением собственной жизни.

Как оно и бывает, кровь просыпалась с болью. Если быМариэтта выросла в Эльсидории, среди тех, кто понимает и знает, чтопроисходит, то, конечно, переносила бы всё гораздо легче, но она была одна.

Постоянно мучили кошмары. Снилось, что превращается вволка или волки гонятся за ней, вместе с ней. А ещё огонь. Много огня!.. Просыпалась каждый раз в холодном поту. Значения снов она непонимала.

Предельно обострилось обоняние, что существеннорасширило сознание. Она полюбила стоять под дождём, мять в руках комья чёрной земли или снега, прижиматься носом к свежим листьям.Постепенно Мариэтта начинала понимать и принимать мир совсем не так, как другие люди, а согласно своей породе, что делало её только ещё более одинокой...

* * *

И вот, в тот день, 13 сентября, ей исполнилось шестнадцать лет.

Знаковый возраст! Именно в этот день пружиной запускаются уникальные особенности дивной породы. Всё то, что лишь робко напоминало о себе, заиграет неожиданными красками, набухнет и окончательно расцветет лишь через девять-десять лет, что будетозначать завершение процесса взросления.

Как мечтала Анжела Вир о том, что её дочь доживет дошестнадцатого дня рождения! Как мечтала увидеть... Верила, что этот день освободит ее и позволит ей наконец-то вернуться домой, вЭльсидорию...

* * *

...Горькие мысли, отяжеленные дешёвым пивом, текли вяло, и от них становилось ещё горше.

Шестнадцать лет! «Я стала уже почти взрослой, – думала девушка, – а жизнь так и не изменилась. И, похоже, не изменится никогда. По крайней мере, просветов не видно». Будущее казалось пустым. Стипендия не светит, это с её-то оценками!Характеристикой! Денег на образование Джонсоны не дадут, на это даже глупо надеяться. «И что тогда? – от таких мыслей хотелось плакать. – Что делать?..»

Как же хотелось хоть что-то изменить! Вырваться из этого страшного омута. Уехать. А там... Тут голова начинала кружиться от несбыточных мечтаний. Собственно говоря, ничего конкретнеемифического «а там» у неё нет.

Она не видела, не понимала, что реальность уже подает знаки о том, что жизнь вот-вот изменится. Изменится навсегда.Неумолимо. Что цепочка событий уже соткана, и скоро закружится водоворот судьбы, который унесет её так далеко, что даже труднопредположить, и столкнет с такими удивительными созданиями, осуществовании которых она даже не подозревает, и что однажды жизнь в доме Джонсонов покажется полузабытым кошмаром...

Наконец она встала. Отряхнулась. В её движениях, в том, как она приводила в порядок свою одежду, проскользнуло что-то волчье.

Грация молодого зверя.

* * *

...Странно.

Мариэтта ощутила опасность, как только переступила порог дома.

Именно это показалось странным.

Попыталась отмахнуться. Что может угрожать ей в этой доме? «Люди», – тут же ответил инстинкт. Но Мариэтта, ещё не приученная доверять собственным чувствам, не поверила. Да и что можноожидать от Джонсонов? Новых побоев? Не привыкать!

Но на кухне горит свет. Джонсоны все ещё почему-то не спят, хотя обычно ложатся рано.

Странно.

Это была первая странность, за которую ухватилось сознание. Мариэтта тут же попыталась снова отмахнуться: подумаешь! Мало ли! Может, у них бессонница. Групповая. И решили на кухнепосидеть. Почему бы и нет? Это же их дом! Конечно, нескольконеобычно, но...

Но Джордж был пьян. Мертвецки. Мариэтта услышала густой, навязчивый запах спирта.

Они ждут её.

Мариэтта испугалась.

Сама не могла понять, что так испугало. Да, есть целая масса самых обычных причин бояться их! Но сейчас... что-то не так. Что-то действительно не так.

– Мариэтта! – от пьяного рыка Джорджа девушку бросило вхолодный пот. – Зайди сюда.

Переступила порог. И стало ещё хуже.

В руках Джорджа она увидела нож. Обычный кухонный нож с длинным тонким лезвием, почти забытое орудие на кухнеблагодаря многочисленным комбайнам, но всё ещё обязательный атрибут любой домохозяйки.

Универсальное оружие улиц.

– Я только хочу поговорить с тобой, – прохрипел Джонсон.

Мариэтта послушно кивнула.

– Мы растим тебя вот уже шестнадцать лет, – он пытался быть спокоен. – Растим, как родную дочь. Даже родную дочь мы бы не растили, как тебя! – вдруг рявкнул Джордж.

Сидящая рядом Эмма вздрогнула и подняла глаза. Она –высохшая, почерневшая от насилия и привыкшая к насилию – впервые подняла глаза, чтобы искоса, украдкой посмотреть на мужа.

– А ты!.. – Джордж внезапно замолчал. – Она сказала, что затобой придут, когда тебе исполнится шестнадцать. НО НИКТО НЕПРИШЁЛ!!! – закричал Джордж так, что Мариэтта чуть не подскочила.

– Никто так и не пришёл... – повторил он уже чуть спокойнее. – А деньги уже давно закончились... А ведь она обещала, что придут и дадут ещё денег. Много денег! Ещё больше!

Мариэтта молчала. Ничего не понимала.

Но при этом не забывала о ноже.

Внезапно спросила:

– Кто придет? Моя мать? – самой тошно от такой смелости –заговорить с Джорджем! – и от всего... от имени...

– Да, твоя мать, – Джордж замолчал на некоторое время. – Я не знаю, почему она выбрала нас, но она предложила денег, много денег! чтобы мы воспитали тебя, как собственное дитя. И, видит Бог, ей не в чем упрекнуть нас!

Джордж пьяно ударил по столу.

– Ты была очень плохим ребенком, Мариэтта. Постоянноперечила мне и Эмме, тебя нужно было укрощать, как дикогозвереныша! И вот ты выросла. И теперь ты позоришь наш дом. Мы ждали её весь день, но она не пришла. Никто не пришёл! Нас обманули!! – И Джордж начал вставать.

Он вставал долго, пьяно раскачиваясь, набычась.

Девушка попятилась.

«Он сейчас нападет».

Мариэтта уперлась лопатками в стену кухни.

«Он сейчас нападет!»

Она собралась, сжалась, подобно пружине, готовая в любой момент отскочить, дать отпор.

«Ах, если бы я была волком!..»

Мысль пришла неожиданно. Но удивляться времени нет!Потом... позже... Она подумает об этом позже.

Джордж сделал шаг в её сторону.

«Да, стать волком.

Большим,

сильным

волком!»

Мариэтта не отрывала взгляд от Джорджа. Глаза почернели, стали узкими, как щёлочки.

Приготовилась...

стать волком

к нападению

к бою?

Мариэтта прекрасно понимала, что Джордж сейчас слишком пьян, слишком зол, что он не собирается просто избить её.

Он собирается её убить.

Вот почему ей стало так страшно, как только она вошла!..

Стать волком.

Большим,

сильным

волком!

Мужчина кинулся – Мариэтта успела отскочить – лезвие лишь оцарапало ей руку – в нос ударил запах собственной крови. И, не ожидая, когда Джордж развернётся, оттолкнется от стены, кинулась сама...

* * *

Всё последующее показалось ей кошмарным сном.

Одним

бесконечным

кошмарным

сном.

Она бежала сквозь дождь. И вода – то ли дождь, то ли слёзы – заливали глаза, горло. Она захлёбывалась, но продолжала бежать.

То, что произошло на кухне несколько минут (а может, часов?) назад, не могло быть реальностью! Но именно ею оно и было.

Она убила Джорджа.

Вернее, он умер, когда она кинулась на него. Только это была не совсем она. Это было чудовище, волк.

Большой, сильный волк.

Которым она так хотела стать.

Мариэтта лишь толкнула его руками-лапами, упёрлась в грудь... ему, лежащему на полу... И тут услышала крик Эммы. Нет, она непросто кричала – верещала, этот звук, свербящий пронзительный звук, иглами вонзился в мозг Мариэтты.

И она очнулась.

Злоба, жажда убийства исчезли, она вновь стала собой. Тут же в нос ударил смрадный запах мочи и смерти.

Мариэтта поняла, что Джордж умер. Для этого ей не нужно было смотреть на него, но посмотрела. И тогда увидела... увидела то, что заставило Эмму так пронзительно кричать.

...Мариэтта не помнила, как вновь стала человеком.

Памяти больше не существовало.

Лишь дождь и бег.

И Мариэтта бежала. Она захлебывалась в воде, выплёвывала её на бегу, но продолжала бежать! Всё дальше и дальше. Всёбыстрее и быстрее. Прочь от этого ужасного дома. Прочь от мёртвого Джорджа. Прочь от этого кошмара! Прочь!..

И, лишь упав без сил посреди дороги, поняла, что от этогокошмара не убежать уже никогда.

Мариэтта разрыдалась. Скорчилась на мокром асфальте,вцепилась ногтями в плечи. А дождь падал на неё сверху своимигорячими каплями...

* * *

Больше всего на свете она любила волшебные сказки.

Но в этих сказках чудовища, уставшие от собственногоодиночества, похищали прекрасных принцесс. А глупые принцессы лишь кричали и рыдали. За ними однажды приезжали храбрые рыцари, на самом-то деле – глупые и самодовольные пижоны. Они убивали чудовищ, и те умирали со вздохом благодарности. А потом храбрые рыцари увозили в свой замок прекрасных принцесс и женились на них. А мёртвое чудовище так и оставалось лежать в своей пещере. Как и прежде – одинокое и холодное.

Потому что никто не любит чудовищ.

Нет таких сказок.

Глава 2. Эльсидория. Джарет.

Часть первая

В то утро великий и ужасный Джарет, волшебник, повелитель Сюррии, Король домовых и гоблинов, очнулся с дикой головнойболью и не сразу понял, где вообще находится. Потолок вроде знаком. Но мало ли знакомых потолков? Чтобы лучше сориентироваться в пространстве, пришлось приподняться, несмотря на то что каждое движение отдавалось колкой болью в воспалённом мозгу.

К счастью, он оказался дома. Правда, почему-то не всобственной спальне и даже не в библиотеке, а на первом этаже, гдерасполагались комнаты п



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist