načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Город без отцов / Město bez otců - Alexandr Shamraj

Город без отцов / Město bez otců

Elektronická kniha: Город без отцов / Město bez otců
Autor:

  В книгу вошла повесть «Город без отцов» о событиях происходящих на востоке Украины, тема криминальной ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  50
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 326
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

  В книгу вошла повесть «Город без отцов» о событиях происходящих на востоке Украины, тема криминальной разведки в середине 90-х. Это время рэкета, дикого бизнеса, контробанды и знакомства с Европой. Рассказ «Пропавшая в блокаду Ленинграда...», о поиске родственницы, которая оказалась в детском доме и спустя 65 лет светилась от счастья, узнав что она украинка. Рассказ «Как Родион Машонкин в больницах здоровье искал» о том как судьба, от безвыходности, от отчаяния заставляет искать здоровье на западе. Kniha obsahuje příběh "Město bez otců" o životních okolnostech, které se odehrávají na východě Ukrajiny, předmětem je vyšetřování trestných činů v polovině 90. let. Tentokrát vydírání, divoký obchodní kontroband a průzkum Evropy. Příběh "Ztracená v obležení Leningradů ..." je o hledání přibuzné, která se ukázala v sirotčinci a později po 65-letech zářila štěstím, protože se dozvěděla, že je z Ukrajiny. Příběh "Jak Rodion Mashonkin v nemocnicích hledal zdraví" je o osudu, beznaději, zoufalství, které nás nutí hledat zdraví na západě.

Zařazeno v kategoriích
Alexandr Shamraj - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

УДК 821.161.2-12

ББК 84.4 Укр6-5

Ш 19

Александр Шамрай

Ш 19 Город без отцов. – К. : Альтерпрес, 2014. – 376 с.

ISBN 978-966-542-576-2

В книгу вошла повесть «Город без отцов» о особытияхтпроис

ходящих на востоке Украины, тема криминальной разведки в середине

90-х. Это время рэкета, дикого бизнеса, контробанды и знакомства с

Европой. Рассказ «Пропавшая в блокаду Ленинграда...», о поискерод

ственницы, которая оказалась в детском доме и спустя 65 летсвети

лась от счастья, узнав что она украинка. Рассказ «Как РодионМашон

кин в больницах здоровье искал» о том как судьба, от безвыходности,

от отчаяния заставляет искать здоровье на западе.

Литературно-художественное издание

ШАМРАЙ АЛЕКСАНДР

ГОРОД БЕЗ ОТЦОВ

Печатается в авторской редакции

Ответственный редактор Л.В. Фурта

Дизайн обложки П.Э. Фурта

Подписано в печать 4.12.2014. Формат 84 х 108/32. Бумага офсетная.

Гарнитура Candara. Печать офсетная. Усл. печ. л. 19,8.

Тираж 100 экземпляров. Заказ No2014-21.

«Альтерпрес», ул. Б. Житомирская, 28, Киев 01034

Свидетельство серия ДК No177 от 15.09.2000 г.

Отпечатано в ООО «Альтерпрес» 04112 Киев, ул. Шамрила, 23

ISBN 978-966-542-576-2 © Шамрай А., 2014

© «Альтерпрес», 2014

Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Александр Шамрай 2016

© Skleněný můstek s.r.o. 2016

ISBN 978-80-7534-067-2

Содержание

Город без отцов

Пропавшая в блокаду Ленинграда...

Как Родион Машонкин в больницах

здоровье искал

,


...Хочу вибачитися насамперед за російську

мову перед українськими читачами, але якмож

на писати не на рідній? Я люблю і Україну, і Росію

і Європу. Україну тому що народився тут, Росію –

за мову, а Європу за навчання. Мій батько росіянин,

мати українка, та досвід придбав я у Європі.



Город без отцов

Первый автомобиль, как первая любовь, запоминается на всю жизнь. Вот и у Артёма Салтанова, обыкновенныймосквич-пикап по прозвищу «пирожок, «либо «каблучок», в памяти остался на долгие годы. Оранжевый цвет кузова – самыйбезопасный, дерматиновый салон и очень далеко на капоте, маленькие зеркала заднего вида, а ещё длинный ход рычага переключения передач, да и по подвеске он во многом уступал Жигулям. Сприходом зимы, куда-то девалась компрессия, и завести в морозчетырёхколёсного друга без троса и помощи соседа Василия – не представлялось возможным.

Приобрёл Артём это чудо техники, в обмен на земельный участок размером в шесть соток, в черте города, в начале 90х,который достался ему по наследству. Строить дом, не имея денег, выглядело абсурдом. Поэтому, объявление в газету, ипредложений долго ждать не пришлось.

– Алло, – прозвучал хриплый голос в трубке, – Вы участок на авто меняете?

– А какое авто? – Спросил Артём дрожащим от волнения голосом, иметь машину в двадцатитрёхлетнем возрасте – мечта любого парня, который не равнодушен к технике. – Какой у Вас автомобиль?

– ИЖ 2715, в отличном состоянии, меня интересуетучасток в вашем районе. Давайте встретимся, – предложилновоиспеченный клиент.

Обмен произошёл быстро.

Каждый день Артём гладил крылья, капот и фары, натирал до блеска торпеду и при этом любовался шкалой приборов. Пикап был почти новый, с момента выпуска ему не исполнилось и года.

Как назло, гаражные ворота оказались низкими, нерассчитанные на такую технику. Несколько сантиметров не пускали «пирожок»внутрь. Поэтому каждое утро и вечер начинался сзагрузки и выгрузки балласта – нескольких бетонных блоков.Автомобиль прижимался к земле въезжая и выезжая из своего домика.

– Ты так, Тема, бицепсы накачаешь, как штангист, –смеялся Василий цепляя трос к своей «шестёрке». – И когда тыаккумулятор поменяешь? Или я так тебя до весны заводить буду?

Летом двигатель запускался в пол-оборота, но с приходом лютой зимы, масло в картере становилось густым до такойстепени, что вал не проворачивался, и тогда приходилось применять паяльную лампу, если и это не выручало, спасал буксир иВасилий.

– Деньги появятся, обязательно поменяю, – отвечалмолодой парень обиженно, – и масло тоже поменяю.

Сосед Василий – типичный инженер НИИ горной промышленности, двадцать лет изучал терриконы и занимался их озеленением, сухощав, болтлив, в меру остроумен, но самоеглавное – всегда прав. С развалом Советского Союза институтзакрыли, причина банальна: из-за отсутствия финансирования –кризис. Василий не растерялся, принялся приторговывать шинами, которые на тот момент были дефицитным товаром и за короткое время сколотил приличное состояние: дом с мансардой имастерскую, на которой вулканизировал проданные им же покрышки.

– Имея такого красавца, купюры лопатой загребать надо, в коммунистические времена такие «москвичи»не продавались в частные руки, – продолжал причитать сосед. – Ты бы ккакому-нибудь магазину примазался, Тёма, товар бы им доставлял, с завмагом подружился, того гляди и разбогател. Или ещё лучше – в Россию с водкой, а оттуда бензин, так сейчас многиеделают, рискованно через границу, хотя какая там граница, тьфу, одно название, ни проволоки колючей, ни системы, поделить великую державу успели, а научиться охранять рубежи, не успели.Таможенникам все на лапу дают, слыхал я от людей.

– Надо подумать... а если арестуют?

– Да кому ты нужен? Страну развалили, заводы и фабрики останавливаются, народ в бизнесмены подался. У меня одинзнакомый, из Польши свитера и джинсы тащит в Украину, домтрёхэтажный построил, сука, – с завистью произнёс Василий, потирая орла, вышитого на груди в какой-то польской артели.

Купив сто бутылок водки, Артём принялся изучатьскрытые полости автомобиля. «Тайник должен быть надёжным, «–думал он, откручивая салонные обшивки.

В будке оказалось двойное дно, предусмотренное заводом-изготовителем, не понятно для каких целей. Внутри места хватило с лихвой, но бутылки пришлось перекладывать старыми тряпками, чтобы они не звенели, ударяясь друг о друга. Сверху крышку завалил пластиковыми пятидесяти литровыми бочками, в которых из России, должен был поехать бензин, у них топливо на порядок дешевле.

– С Богом! – Сказала мама, перекрестив сына передвыездом.

– Всё будет хорошо, поверь. Не волнуйся. Сейчас многие этим промыслом занимаются, – произнёс Артём в открытое окно и понёсся навстречу новому, навстречу неизвестному.

Дорога петляла сёлами греческих и украинских поселений Приазовья. Изгороди дворов, вымощенные из камня,напоминали аулы северного Кавказа. На посту ДАИ, вблизи небольшого районного центра, поднял жезл полный, круглолицый с двойным подбородком инспектор.

– Ст. лейтенант, Брюшкин. Предъявите документы.

Открыв дверцу и выйдя из машины, Артём протянултехнический паспорт и права. Гаишник внимательно изучилдокументы, после чего приказал поставить транспортное средство на стояночный тормоз. Прыгнув внутрь, Артём потянул за рычаг до упора. Громоздкий офицер, с большим свисающим черезремень животом, упёрся плечом в заднюю часть пикапа.«Железный конь», по началу, не поддавался натиску сто пятидесятикилограммовой туше, но вскоре сдался и медленно покатился.

– Артем Салтанов? Будем составлять протокол. Вы,молодой человек, передвигаетесь на неисправном автомобиле.

– Как на неисправном? – Хотел было спорить Артём спроверяющим инспектором, но вскоре понял, что это бесполезно. – Добро. Червонец устроит?

Брюшкин скривился, подошел вплотную к парню, дыша в лицо перегаром, и сильно оттянул свой потертый карман, вкоторый упала новенькая купюра.

– Скажи спасибо, что мы ещё шины твои не проверили, а они уже лысоватые и на одной оси с разным рисункомпротектора. Ты бы поменял при случае, – советовал толстый, как хряк гаишник. – Да, и ещё, если ты в Россию за бензином, то хочунапомнить, – продолжал Брюшкин напоследок, – внеоборудованном транспортном средстве перевозка ГСМ запрещена.

Он чем-то напоминал поросёнка, которого бабушка откармливала в деревне не далеко от Винницы.

Мама Артёма, Антонина Романовна, была родом с тех краёв, но в поисках работы ей пришлось перебраться на восток. Здесь в шахтёрском городе она встретила своего избранника, а через некоторое время у них появился малыш, которого назвали Артемом, в честь деда, как и полагается. Отец Артёма, какмногие мужчины региона, в среднем возрасте болел и вскоре умер, оставив жену с сыном и маленькой дочерью на произвол судьбе. Одно обстоятельство облегчило в дальнейшем жизнь семье – это то, что умер он на производстве, у станка, и по законупредприятие обязано было выплачивать пособие на содержание детей до совершеннолетия. Деньги не большие, но на жизнь хватало. В свои семнадцать лет, оставшись без отца, без наставника, Артём стал замечать, что и многие сверстники, так же как и он, растут без родоначальника. «Город без отцов, город без отцов», – тихо повторял Артём перед сном, уткнувшись в подушку. – «Семья без отца, как царство без короля, долго не протянет».

Приближаясь к границе, всё чаще стали появлятьсянавстречу, груженые легковушки с прицепами. Товарперемещался в обе стороны. «Всего несколько лет назад между москалями и хохлами отсутствовала какая-либо граница, люди жили одной страной под названием СССР, теперь всё выглядело иначе», –размышлял Артём всматриваясь вперёд, испытывая страхнеизвестности. Не было ни малейшего желания снова попасться ккакому-нибудь «Брюшкину». Постепенно на обочине сталипоявляться таблички с надписями, указывающими на приграничную зону.

В деревне Лисичкино, в кустах, Артём заметил патруль, но так как «пирожок»был не сильно гружен, мотор работалспокойно, не надрываясь, то и не представлял особого интереса. Позади шёл КамАЗ. В зеркало заднего вида Артём заметил, как из кустов выбежал навстречу грузовику, похожий на Брюшкинателосложением, с жезлом, работник ДАИ.

Таможня представляла собой большой вагончик сукраинской и такой же с российской стороны. Он чем-то напоминалвагончик-прораба на стройке. Шлагбаум ограничивал движение, на котором висел знак с надписью: «CLO митниця», возле него стоял стол и за этим столом сидел пограничник в зелёной фуражке. По обе стороны границы, в поле, кипела работа, трактораобрабатывали землю. Несколько человек в пешем порядке пересекали пункт пропуска, кто-то двигался на велосипеде. Раньше из села в село они ходили полем, самой короткой дорогой, теперь были вынуждены показывать паспорта граждан Советского Союзапроверяющему: страны уже стали новыми, но паспорта в обращении у тех и у этих оставались в обращение старые, в красной обложке и гербом пятнадцати республик.

Сердце Артёма колотилось, волнение нарастало, он изо всех сил старался соблюдать спокойствие, навлечь на себяподозрение не входило в его планы, тайник был надёжным, и это придавало уверенности. Пограничник и таможенник, по очереди, заглянув в будку автомобиля, ткнув в пустые бочки жезлами и ничего не обнаружив, пропустили в ростовском направлении.

– Сколько будешь везти бензина? – спросил, на прощание, россиянин в форме.

– Пятьсот литров.

– Канистру нам, канистру своим приготовишь, всего сорок литров, иначе не пропустим.

– Хорошо. Я согласен.

И вот «пирожок»мчался по российской дороге, рельеф местности изменился, появились холмы и овраги, но в целом всё напоминало Украину, те же деревушки, те же деревья и людитакие же, с одинаковыми проблемами.

Через несколько километров, из поля, на большойскорости вылетел, не уступив дорогу, жигулёнок с гнилыми крыльями и дверями. Водитель постоянно вертел головой, проверяя, нет ли за ним погони, но вскоре успокоился и сбавил ход. Артём обогнал его, посмотрел через боковое стекло и их взгляды пересеклись. За рулём сидел молодой человек в спортивном костюме, на вид, ему было столько же, сколько и Артему, примерно двадцать три - двадцать четыре года. Суровый взгляд Артема, заставилнарушителя поднять ладонь, этот жест означал извинение. Салон«копейки»не просматривался и был загружен каким-то товаром. Время от времени глушитель цеплял за дорожное покрытие, искрясь и издавая громкие звуки.

Вскоре на горизонте появились жилые дома. Изучивпредварительно карту, Артем знал - это виднеется Матвеев Курган. Какие-то мальчуганы на обочине продавали раков, привязав их к длинным палкам, ветром они раскачивались в разные стороны, напоминая маятник. Рядом с мальчишками стоял мотоцикл сколяской. Мужик в пропитанной маслом телогрейке держал в руках табличку – «продам ГСМ».

– Бензин продаёте? - Спросил Артем мужика.

– И бензин, и дизтопливо, всё для клиента.

─ Только у меня рублей нет, имею сто бутылок пшеничной, махнёмся?

– В Кургане, моя жена работает продавцом в продуктовом магазине, считай, тебе повезло,... напишу записку, так тыпередашь ей, она весь твой товар оптом купит. Не переживай, необманет, только цену не гни, а на обратном пути я тебя заправлю, дешевле чем на заправке. Годится?

– Договорились, – пожав друг другу руки, Артемпоспешил в сторону Матвеев Кургана, надавив на педаль акселератора.

Снова из-за поворота вырос пост, но на сей раз ГАИ,название чуть другое – смысл один и тот же, разве что зданиепокрупнее и народу в форме побольше. Три инспектора останавливали транспорт, движущийся в обе стороны.

– Молодой человек, почему не соблюдаете знак «стоп»? Вы что, слепой? Ваши документы, – скомандовал капитан всветоотражательном жилете, полная противоположностьБрюшкину: сухощав, с наглаженными стрелками брюк, с начищенными до блеска ботинками, по всей видимости, семейная жизнь у него удалась, и удалась на славу, жена явно следила за внешнимобликом мужа.

– Первый раз в ваших краях, виноват, не заметил, –оправдывался Артём.

– Что везём?

– Пустые бочки.

– Ага, контрабандист значит?

– Да какой там контрабандист, в Украине бензин дефицит, для себя, для личных нужд хочу купить.

– Все так говорят, а на самом деле спекулируют,наживаются, – с презрением говорил капитан, по-видимому, в прошлом партийный работник, – будем составлять протокол и изыматьправа.

От этих слов у Артёма задрожали руки, в груди отчетливо застучало сердце, страх одолел всё тело, в какой-то моментпришлось пожалеть о затеянном предприятии. И на кой оно все?... жил спокойно, трудился, а тут на тебе, приехали.

– Может не надо протокол, товарищ капитан? У меня есть две бутылки отличной водки, специально для Вас, от всей души, – ласковым, умоляющим голосом предложил Артём.

– Две бутылки говоришь, но нас ведь трое, ты что, считать разучился? Отъедешь вперёд сто метров, вон под тем тополем, возле дороги, оставишь, – протягивая права и техпаспорт, сказал капитан и остановил следующую жертву.

«Уроды», - думал Артем, выкладывая бутылки под дерево. Капитан тем временем провожал издали взглядом, он даже достал бинокль и, убедившись, что всё на месте, спокойно зашагал вздание поста.

Магазин находился возле железнодорожной станции,рядом виднелось здание милиции и рынок. Внутри на полках: хлеб, потемневшая колбаса, тарань с селёдкой, масло сливочное –кусок квадратный, на двадцать кило потянет, рядом нож в жиру, с потолка свисала клейкая лента, на которую прилипло несколько десятков мух. В другом конце химия: порошок стиральный, мыло, чуть дальше скобяные товары. Женщина с пышной причёской на голове, с румянами на щеках и в фартуке, толстыминакрашенными губами; её золотые зубы сверкали на свету, а тени вокруг глаз подчеркивали доброту. Она быстро прочитала записку. На лице торгашки образовалась радостная улыбка, которая выдавалажелание приобрести спиртное.

– Почём продаете? – и сразу добавила, – водка нам нужна, если цена устроит, купим хоть целый КамАЗ, а это примернодесять тысяч бутылок, ваши сейчас так и делают, прут большими партиями, но все равно не хватает, любят наши мужики эту заразу.

– А почём заберёте? - задал встречный вопрос Артем, видя, что проблем со сбытом не будет.

– Мы знаем, что она у Вас примерно пятьдесят центов на американские деньги за бутылку, так готовы дать один доллар. Только конечно расчёт в рублях. Баксов у нас нет!!!

– Я её на базе как раз за баксы и купил, инфляциябешенная, никто за купоны не хочет торговать.

– Это Ваши проблемы, – сказала продавщица и скрылась за шторой подсобки.

Артём не мог поверить своим глазам, прибыль только от продажи водки составила пятьдесят долларов. Это огромные деньги. Мамина зарплата составляла около ста «зелёных»вмесяц. Вынув пшеничную из тайника, и получив гонорар затовар, он поспешил к заправщику. Залив всю тару под горлышко, «каблучок»медленно, покачиваясь, как корабль по волнам, взял курс в сторону границы. На выезде из Кургана, на посту ГАИ, на удивление никого не оказалось. «Повезло», – подумал Артём и ускорил движение. Перед самой границей, на огромнойскорости, с гулом оторванного глушителя пронёсся обгоняя всё тот же жигулёнок. На расстоянии видимости он принял вправо и съехал на грунтовку, в поле. Эта грунтовка явно вела в Украину, минуя пограничный пост, на котором пришлось бы слить сорок литров бензина. Артём в считанные секунды принял решение следовать за ржавой «копейкой».

Дорога была накатана, стояли тёплые дни, то и дело по днищу била трава, позади поднимался клуб пыли. Справанаходилось поле, на нём бригада корейцев выращивала лук. Саженцы были накрыты длинными полосами плёнки. Слева подходил холм. Где-то там, наверху холма, располагался пункт пропуска. Сердце Артёма сжималось от страха. Пристально вглядываясь вперёд, он заметил остановившийся жигулёнок. Раскачивая виртуозноавтомобиль, используя педаль сцепления, водитель хотелпреодолеть какое-то препятствие. Приблизившись, Артём остановился и вылез из «пирожка», чтобы оказать незнакомцу помощь. Ручей вытекал из-подножья холма и пересекал путь. Передние колёса жигуленка, успели перелететь, но задним не повезло, наполовину они глухо засели в природной ловушке. Упёршись в багажник, Артем изо всех сил старался помочь бедняге, но из-за лысого протектора шин, ничего не получалось, автомобиль буксовал, под своим весом стал зарываться всё глубже и глубже и вскоре сел на мост.

– Тебя как зовут? – выйдя из машины, спросил незнакомец в спортивном костюме.

– Артем.

– Меня Макс, – протягивая руку, произнес широкоплечий спортсмен.

– Давай немного выгрузим товара и подложим что-нибудь под колеса, – предложил Артем.

Макс согласился, и они принялись за работу. Коробки были тяжелые и в них постукивали какие-то металлические банки.

– Что в них? Написано на иностранном языке.

– Кофе, – ответил Макс.

– Кофе? Я люблю этот напиток, – сказал Артем, – намзнакомый привез из Москвы индийский, быстрорастворимый,чайная ложечка на кружку воды и готово, быстро и вкусно.

– Не пей такой, – начал было поучать новый знакомыйАртема. – Он вредный, надо пить в зёрнах, натуральный, а этотрастворимый – сплошная химия.

– Сейчас все такой пьют, - неловко оправдывался Артем.

– Пусть пьют, а ты не пей.

Возле холма ребята нашли несколько кирпичей, наверно, кто-то приезжал на пикник, разводил костёр и делал шашлык. С одной стороны кирпичи обуглились и имели чёрный цвет.Подложив под колёса находку, техника повиновалась и вырвалась из плена природы. Макс ликовал. Артему оставалось мастерскипреодолеть препятствие по выложенной переправе.

– В следующий раз, в дорогу, обязательно из дома надо взять десяток цеглын. – Сказал Артем.

– Чего? – переспросил Макс.

– Цегла по-украински – кирпич по-русски, ты что москаль?

– Живу в Донецке, но родом из Ростова, – произнесМаксим на прощание, хмуря брови. – Заскакивай на рынок, который на Текстильщике, знаешь такой район?

– Конечно, я живу рядом, в шахтёрском поселке.

– У меня на рынке палатка продуктовая, торгую почтикаждый день, спросишь Макса-кофейника, любой покажет.

Домой вернулся Артем поздним вечером. Мама извелась в ожидании, с озабоченным лицом она стояла у ворот гаража.

– Почему так долго? До России, насколько знаю, всего сто километров или ты в Ростов ездил?

– Нет, Мамуль, просто на каждом посту ДАИостанавливали, а их, знаешь, настроили немало...и таможня дело не простое, все денег хотят.

– Вот сволочи, СССР развалили, деньги, которые мы сотцом всю жизнь копили, отобрали, за десять тысяч рублей разве что шнурки купить можно, а теперь ещё и проехать проблемастала.

Артем соглашался, но думал о своём: при Союзе за такие деньги, которые сегодня привалили, пришлось бы месяцвкалывать, отец с пятнадцати лет работал слесарем за 120р., мать в заводской столовой за 80р., на такие гроши купить машину или кооперативную квартиру рассчитывать не доводилось, хотя грех жаловаться, на питание и скромно одеться вполне хватало. Изпутешествий – Азовское море в палатках, каникулы или отпуск – к бабушке в деревню, в винницкую область, а там прекрасный лес с грибами и земляникой, озеро с окунями и карасями, воздухкристально чистый, а вместо шампуни дождевая вода.

Три раза в неделю, Артема с подарками встречали напостах ГАИ, благо таможенников кормить не доводилось, дорога, которую показал Макс, не подводила. Иногда в поле дежурили пограничники, но видя пару бутылок водки, их лицарасплывались добродушной улыбкой. Летом проблем с пересечениемграницы не предвиделось, но с приходом осени ситуация изменилась, грунтовку в поле развезло после дождей, часть прибылиприходилось делить с таможней. Бензин из России долго не залёживался, заказчики платили вперёд, водку в Кургане ждали каждый день.

Прохаживаясь летними вечерами по микрорайону свысотками, Артем обращал внимание на гуляющих парами девчонок. Обычно одна из них симпатичная, другая полнаяпротивоположность. Конкуренты отсутствовали, никто не был помехой ввыборе, друзья остались в стороне, с ними как-то не везло, может оно и к лучшему. Двадцатилетняя молодёжь отличаласьагрессивностью, занять деньги и не вернуть считалось нормой, даже в какой-то мере геройством. В 90х с каждым днём ряды таких «героев»росли. Знаменитого Лёху Фищука знал каждый пацан. Поэтому иметь близких друзей и заниматься «контрабасом»,тягать товар через кордон – дело не безопасное. Из проверенных – только мама и сестрёнка, как говорится: «береженного Богбережет...», но однажды появилась она.

– Вы хорошо выглядите, Ваша красота повредит моёзрение, - пристал Артем к незнакомке, - скажите имя, иначе мне не жить.

– Анжела, – без сопротивления ответила красавица.

Отношения длились около года, порой они надоедалиобоим, затем вновь начиналось влечение, и так то гасли, товспыхивали с новой силой. В принципе, у неё не было недостатков, за исключением одного; каждое слово из её уст приходилось тянуть клещами. Несколько дней они не виделись. Однажды ночью,Артем вернулся с дискотеки, мама встретила у порога с каким-то странным выражением лица. Оно отличалось от обычногозадумчивостью. Она никогда не наказывала своего сына, всегдадоверяла ему, старалась не повышать тон, даже когда он не слушал её, когда являлся домой далеко за полночь, когда поступал вопреки слову матери, даже тогда ей приходилось носить свой гневвнутри, где-то под сердцем, которое разрывалось от боли, от непонимания.

– Доигрался, – тихо произнесла мама, продолжая странно смотреть сыну в глаза.

– В смысле? – удивился Артем.

– Анжела с мамой своей приходила.

– Откуда ты знаешь её имя? – больше прежнего удивился Артем.

– Ты что оглох? Я же говорю, они приходили к нам; час назад я их провела.

– Удивила, ей богу удивила, – терзался в мыслях Артем. – Пойми, я никогда не рассказывал тебе с кем у меня романы, хотел познакомить только с той, с которой свяжу жизнь, в моёмвозрасте их уйма, наверно я бабник, но ничего с этим не могу поделать, я долго думал на эту тему: лучше с девчонками водиться, они в банду не завербуют.

– Беременная она, как тебе не стыдно? Ты когда видел её в последний раз? Бессовестный!

– Неделю назад.

– Ясно. Они вчера были у врача. Поздравляю! Хотят стобой пообщаться.

– О чем?

– Как им дальше быть. Ты хоть любишь её?

– Не знаю, наверно нет.

– Короче – это твоя проблема и решить придется только тебе самому. Хорошо подумай, любой вариант я приму, хочешь – женись, хочешь – плати алименты, дело твое ...какое горе? Горе то какое? – сказав эти слова, она удалилась в свою комнату.

Ночь была самая длинная в жизни Артема, мысли не дали уснуть до утра. Женитьба не входила в планы. «Погрузиться в семью, потерять свободу – не самое подходящее время, темболее в таком возрасте, с шатким материальным положением, когда только всё начало получаться, запах заработанных денег витал в воздухе, появилась перспектива стать на ноги. Попасть взависимость родителей невесты, а затем исполнять постоянно их волю казалось самым страшным, что может приготовить судьба. Как только они узнают, чем я занимаюсь, шутка ли, по полям через границу гоняю, рискованно, испугаются как пить дать, не за зятя испугаются, за дочь, вдруг что с ним случится... одна с внуком останется, попросят сменить профессию и что дальше? а дальше шахта: забой, темень, пыль, свет в глаза от коногонок, холодная роба по утрам, каждый день пройденные километры по штреку, капли воды, попадающие за воротник, иногда жара в сорокградусов, тогда из одежды только ремень и каска. Анжела конечно не причем, она милая, стройная, нежная, но как жить с человеком молча? Нет, жениться не буду, решено, «- думал Артем.

На седьмом этаже, панельной девятиэтажки утроначиналось с охов и ахов мамаши, малярши по образованию, женщины не глупой, даже напротив, ум в её голове присутствовал. Обычно, женщины этой специальности толстые, вымазанные в краску и штукатурку, в данном случае исключение. Анжелина мама,предугадав перемены в стране, создала кооператив из трёх человек, основной задачей которых, оклейка обоев уважаемым клиентам в числе которых: прокуроры, милиционеры и докторамедицинских наук, с простым людом возиться – себе во вред, незаработаешь. Охи и ахи касались создавшейся ситуации, а ситуация и впрям была отвратительная. Беременная дочь, а жениха никто и в глаза не видел. Глава семейства Васильконовых, то есть папаша, не слышал этих охов-вздохов супруги, в свой выходной он отбыл на рыбалку, женщины не посвящали его в свои дела, а он и не старался быть в курсе, все, что происходило в доме, пустил на самотёк, роль жены быть во всем командиром целикомустраивало мужчину, с годами вошло в привычку и что-либо менять не увязывалось в его голове.

– Поймите меня правильно, – начал Артем, явившись ни свет ни заря.– Денег особо нет, жилья нет, постоянной работы нет, о какой семье или о каком ребёнке речь?

– Как нам поступить? Как нам быть? – Задавала вопросы вместо молчаливой Анжелы её мама.

– Не знаю, если бы я знал, – отвечал Артём Салтанов, у него пересохло во рту, и он пошел на кухню выпить стакан воды.

Своими рассуждениями, внешностью, умениемвысказывать мысли он пришелся по вкусу не состоявшейся тёще, пока утолял жажду, женщины о чем-то совещались.

– А если мы сделаем аборт? У меня есть знакомыйгинеколог, – продолжала мать. – Ты будешь как прежде с нейвстречаться? – Обе смотрели на Артема в надежде получитьположительный ответ.

– Да, - произнес Артем, выдавив это короткое слово, ему стало их жаль, в глубине души он понимал, продлится это недолго.

Как и обещалось, Анжелина мать, в тайне от мужа,спровадила дочь в кабинет гинеколога. Гинеколог взял грех и сделал операцию, которая по его словам прошла успешно, безосложнений. Он уверял, что переживания излишни и малярша без внуков не останется.

Как-то, явившись вечером на свидание, Анжела странно встретила Артема у дверей. Улыбка и взгляд девушки отличались от обычного, поведение тоже не такое, как всегда. Артемнасторожился.

– Что-то случилось?

– Нет, все хорошо, – ответила она. – У меня сюрприз! – Взяв парня за руку, девушка потащила к себе в спальню. На кровати лежало свадебное платье, усеянное кружевами из дорогоматериала. Какие-то доли секунд и оно уже подчеркивало её стройную фигуру. Она танцевала на кровати, приподняв по бокам длинный наряд, как это делает невеста, дабы не наступить на ткань и не упасть. Анжела сияла от счастья, казалось, её мысли были где-то далеко-далеко и она погрузилась в какую-то мечту. Она явно не знала, примерять свадебный наряд до свадьбы – плохая примета.

– Что за представление? – Спросил Артем недоумевая.

Несколько минут была пауза, затем лицо Анжелыпобагровело, цвет кожи стал бледным, по щеке медленно спускалась к тонкому подбородку слезинка.

– Я поняла, тебе ничего не надо, ты не любишь меня,эгоист! – Почти закричала она, умышленно так громко, чтобыдомашние услышали её и на этот шум прибежали из соседнейкомнаты. В перепалку слов вступила, естественно мать, отецпрятался за её бабьей спиной.

Под натиском, Салтанов попятился и незаметно очутился в прихожей.

– Как ты нам надоел, все нервы на тебя потратили! –Кричала мать и изо рта вылетали слюни, падая на коврик в прихожей.

– Вы мечтали видеть меня зятем, но у Вас ничего невышло, обещали и дачу, и машину Волгу, попросту хотели менякупить, но мне не нужен брак по расчёту, читайте книги, вчастности рекомендую Анну Каренину на досуге, может, тогда поймете, чем заканчиваются такие браки!

Отец сделал шаг вперёд сжав кулаки, но тот час получил сокрушимый удар в пивной живот, у него перехватило дыхание и он присел на корточки. Жена бросилась к нему на помощь,Анжела, увидев происходящее, закрыла руками размазанное макияжем лицо и выскочила в другую комнату.

– Ты как, дорогой? Что он с тобой сделал? – кричаламамаша, опустившись к мужу, став на одно колено.

Воспользовавшись замешательством, Артем оказался у входной двери и тот час выскользнул в подъезд. Лифт неработал, а так как квартира находилась на седьмом этаже, пришлось спускаться по лестнице, выслушивая проклятия в свой адрес. От крика, соседи в страхе выглядывали в глазки, некоторыевыходили и спрашивали:

– Молодой человек, Вы не в курсе, что случилось? Пожар?

– Я в курсе, на седьмом, семья Васильконовых сошла с ума.

На этом романы в жизни Артема Салтанова не закончились, наоборот, они только начинались. Женские общежитияпедагогического техникума и хлопчатобумажного комбината он освоил за несколько дней. На входе обычно дежурил наряд милиции,войти внутрь посторонним не представлялось возможным,поэтому доводилось, не как иначе, а карабкаться по балконам. Задачу осложняло то, что на первом этаже балконов вовсе не было, а на втором по приказу комендантов этих заведений они былиспилены из-за массовых набегов молодых парней. Благо до третьего этажа оставались на окнах решетки, цепляясь за которые, слегкостью взбирались юноши. Сезон общежитий – зима: и в парке на лавочке не посидеть влюбленным, и в подъезде не укрыться от лютого мороза, и на пляже не позагорать, как летом. Парнямприходилось рисковать и ползти. В зимнее время набеги учащались. Полдела залезть, сложнее спустится, и тогда на помощьприходила смекалка. Наряд милиции обычно дежурил до 24.00, потом разъезжался по домам, оставив вахтершу – бабушку преклонного возраста. Нацеловавшись и наобнимавшись вдоволь, Артемнатягивал шапку на уши, поднимал ворот так, чтобы бабульке труднее было запомнить его лицо, набирался наглости и шел напрямую, на выход. Иногда приходилось будить старуху, так как на часах было далеко за полночь, в ответ она, что-то ворчала, ругалась, но ей ничего не оставалось, как отворить засов двери.

В общежитии, в одной комнате, проживали Света иМарина. Марина дружила с Сергеем, Света с Артемом. Светловолосый Сергей жил не далеко, в р-не станции Рутченково. У них была яркая любовь. Часто Серёга являлся на свидание с букетом из собственного сада, с подарками и конфетами. Друзья вчетвером собирались на кухне и пили чай. Вскоре у Марины началвыпирать животик, который делал её красивее и женственней.

– Слышь, Марин, а почему Вы не расписываетесь? –Спросил Артем, сам не зная зачем.

– Так Серёга женат, ты что, не знал? У него и двое детей уже есть. Ну, и пусть, а я все равно буду рожать, – с гордостью заявила Марина.– Не для него, для себя, не хочу грешить, убивать невинное создание, справимся, родители помогут, они ждут снетерпением внука, – продолжала говорить возбужденно Марина.

Но после того вечера у них начались частые ссоры. Сергей нервничал, приходил выпивший, устраивал скандалы сперсоналом общежития, сердце его разрывалось на две части, душу он лечил водкой и при этом карабкался на восьмой этаж безстраховки, в одиночку.

Однажды подойдя к общежитию, Артем увидел толпулюдей с хмурыми лицами.

– Почему много людей у входа в общагу? – Спросил Артем у каких-то девчонок.

– Упал с балкона и разбился, парень какой-то.

– Какой парень? Насмерть?

– Мы не знаем,– ответили они. – Скорая помощь увезла, наверно в больницу.

Присмотревшись, Артем увидел в толпе заплаканнуюМарину, рядом стояла Света, тоже вся в слезах. Не хотелось думать, но стало понятно, о ком говорили те девчонки, конечно о Сереге.

– Он пришёл сильно пьян, был не в себе, я сказала ему иди домой, у нас ничего не может быть общего, тебя ждетсемья, дети, а он не послушал и полез. Поручни балконов последождя были скользкими, и он сорвался с седьмого, ему оставалось чуть-чуть... представляешь, чуть-чуть... прям на моих глазах... Бог нас всех наказал. После этих слов она разрыдалась во всю, и успокоить её было сложно.

Сергей скончался по пути в больницу.

Долгое время на душе скребли кошки. Артем не появлялся в общежитии. Он мысленно представлял, как подтягивалсяСергей, цепляясь за поручни, как прижимался к стене, не глядя вниз, как его мозг под воздействием алкоголя перестал подчинятся.Артем сожалел о том, что не находился рядом, и тогда, быть может, не состоялась такая ужасная трагедия, а может и наоборот, две смерти унесли бы их тела туда, откуда нет возврата плоти. Кто-то уберег его, кто-то подсказал наглядным примером, нельзя такпоступать, нельзя пренебрегать семьёй, иначе финал печален и так будет с каждым. По вечерам не находил места, маялся, попытки отвлечься чтением книг или прослушиванием музыки неприносили плодов, спустя пару недель все же решил навеститьСветлану, которую к тому времени переселили на первый этаж, в целях безопасности, вместе с Мариной. Тихо постучав в окно он ждал встречи затаив дыхание, мечтая о том, что сегодня, буквальночерез несколько минут, дотронется до её мягкой кожи, запутается в длинных волосах, которые она растила всю жизнь, прикоснется к мокрым губам и это излечит его от воспоминаний. Но увы...в окне появился силуэт человека с сигаретой и этот человек был мужского пола.

– Вам кого? – Спросил, открывая форточку, мужчина,одетый в нижнее белье.

– Мне-е-е? Мне кого-о-о? – Протяжно спросил Артем.

– Да тебе. Ты что, речь потерял?

– Свету конечно, – врать Артем не умел, поэтому сказал так, как есть – правду.

– Ах, Свету. Ну-ка подожди, я сейчас выйду, разговор есть.

Через минуту он вышел и протянул руку, но почему-то в последний момент передумал и сразу сунул в карман. Коротко стриженая прическа, армейская выправка и подтянутая фигура говорили о многом. «По всей вероятности он военнослужащий»– первое, что пришло на ум Артему.

– Привет, я Игорь, муж Светланы, а ты, если не ошибаюсь, Артем?

Артем утвердительно кивнул.

– Она мне все рассказала,– уверенно продолжал Игорь.– Мы женаты, но расстались, а теперь обдумали и решили вновь соединиться, как бы начать отношения с чистого лица. Поэтому прошу не приходить больше к ней, не мешай нам, в противном случае...надеюсь, ты понимаешь меня, что будет в противном случае? – Как из пулемёта изложил условия Игорь, потираябольшой кулак.

– Да, да конечно, я не буду вмешиваться в вашу личную жизнь, я не



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist