načítání...
nákupní košík
Košík

je prázdný
a
b

E-kniha: Только любовь / Jen láska - Basira Sarajeva

Только любовь / Jen láska

Elektronická kniha: Только любовь / Jen láska
Autor:

v   Потерпев неудачу в конкурсе телеведущих, Нилуфар устраивается корреспондентом в газете и вскоре ... (celý popis)
Titul je skladem - ke stažení ihned
Jazyk: ru
Médium: e-kniha
Vaše cena s DPH:  50
+
-
1,7
bo za nákup

hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%hodnoceni - 0%   celkové hodnocení
0 hodnocení + 0 recenzí

Specifikace
Nakladatelství: » Skleněný můstek s.r.o.
Dostupné formáty
ke stažení:
PDF
Upozornění: většina e-knih je zabezpečena proti tisku
Médium: e-book
Počet stran: 82
Jazyk: ru
ADOBE DRM: bez
Ukázka: » zobrazit ukázku
Popis

v   Потерпев неудачу в конкурсе телеведущих, Нилуфар устраивается корреспондентом в газете и вскоре узнаёт, что жених обманывает ее. Чтобы предотвратить депрессию, она полностью отдается работе, делая серию репортажей о не очень популярных музыкантах, подорвавшихся на противотанковой мине. И вместо читательского резонанса обнаруживает, что влюбилась безнадежно. Кто и как спасает ее от новых приключений? Po neúspěchu v soutěži moderátorů na TV , Nilufar nastupuje jako dopisovatelka v novinách. Brzy zjistí, že ji její snoubenec podvádí. Aby zabránila depresi, zcela se věnuje práci, má udělat sérii zpráv o nepříliš populární ch hudebnících, kteří utrpěli zranění od výbuchu protitankového granátu. Ale místo čtenářovo reakce, zjistí, že se beznadějn é zamilovala .

Zařazeno v kategoriích
Basira Sarajeva - další tituly autora:
Recenze a komentáře k titulu
Zatím žádné recenze.


Ukázka / obsah
Přepis ukázky

Потерпев неудачу в конкурсе телеведущих, Нилуфар

устраивается корреспондентом в газете и вскоре узнаёт, что

жених обманывает ее. Чтобы предотвратить депрессию, она

полностью отдается работе, делая серию репортажей о не

очень популярных музыкантах, подорвавшихся напротивотан

ковой мине. И вместо читательского резонанса обнаруживает,

что влюбилась безнадежно. Кто и как спасает ее от новыхпри

ключений?

Корректор: Глафира Кошкина (Тюмень, Россия)

Басира Сараева - член Союза Писателей Азербайджана, доктор

философии по филологии, старший научный сотрудникинститу

та Языкознания им. Насими НАНА. Bs.mnepora@day.az

Skleněný můstek s.r.o.

Vítězná 37/58, Karlovy Vary

PSČ 360 09 IČO: 29123062 DIČ: CZ29123062

© Басира Сараева 2016

© Skleněný můstek s.r.o. 2016

ISBN 978-80-7534-103-7


Содержание

Глава 1. Сирень Неувядаемая

Глава 2. Интеллигентный слуга

Глава 3. Защита от кризиса в личной жизни

Глава 4. Откровение за столом

Глава 5. Визит в Сурхабад

Глава 6. Поминая умерших

Глава 7. Газетная статья

Глава 8. Не Сирень, а Кувшинка

Глава 9. Разговор родственных душ

Глава 10. Приезд в Ипекйурд

Глава 11. «Шелковая» командировка

Глава 12. Доказательство любви

Глава 13. Отъезд журналистки

Глава 14. Записки выжившего музыканта

Глава 15. Тайна бордовой тетради

Глава 16. Объяснение

Эпилог


Глава 1. Сирень Неувядаемая

Из телецентра девушки вышли удрученные. Обе не прошли вфинальный этап конкурса дикторов-ведущих. Несмотря на дядин звонок, Садагят не пробилась из-за ярко выраженного провинциального выговора, Нилуфар – просто из-за отсутствия связей в руководстветелерадиокомпании. Подруги расстались на автобусной остановке: Сада пошла домой – Нелли села на маршрутку и поехала на работу, где ее ждали клиентки.

– С чем тебя поздравить, тезка? – спросила главный редакторгазеты и журнала «Частица сердца».

– С тем, что еще не раз буду обслуживать Вас, – ответила девушка женщине, подставившей волосы на укладку.

– Жалко, твоя мордашка прям напрашивается на экран, а голос – в микрофон.

– Конкурс и азербайджанизм – несовместимые понятия, –добавила другая клиентка, ожидающая очереди на стрижку.

– Причем тут азербайджанизм? Я ее без конкурса возьму.

Парикмахерша не ожидала предложения устроиться корреспондентом в газете от самого редактора. Для нее дикторствопредставлялось проще простого. Подают готовый материал – тебе только начитать в эфир, а журналист должен нести ответственность за каждое слово.

– В школе любила сочинения на свободную тему?

– Еще как!

– Тогда напиши пилотную заметку, например, о бабушке Солмаз, – сказала Нилуфар-ханум и передала привет своей воспитательнице. – Жду тебя в понедельник.

Через три дня Нелли пошла в редакцию «Частица сердца» снабитой на машинке историей жизни. Задание немного расходилось с предполагаемым замыслом. Девушка рассказывала о том, как еевоспитывали обе бабушки/ Пробегая по тексту, редактор не скрыладоброжелательную улыбку, но, увидев подпись «Нилуфар Закир-гызы», подняла голову, сделав неясную гримасу:

– Та-та-та-там! Две Нилуфар нам не нужны.

Мастер красоты разочарованно поднялась, но не успела вымолвить слова на прощание, как тезка произнесла с ухмылкой:

– Не ждала такого ответа? Журналист всегда должен удивлятьчитателя или зрителя. Сядь, малышка!

Нелли опустилась на стул, а женщина продолжала:

– Я же и тогда знала, как тебя зовут. Зачем мне ранить твою душу? Просто имела в виду псевдоним.

Молодая Нилуфар тупо уставилась на бумаги. Редактор сказала, что берет ее внештатным корреспондентом, обещала датьудостоверение и письмо, если потребуют респонденты, но трудовую книжку пока не открывала.

– Дальше всё будет зависеть от тебя. Вызовешь сенсацию,поднимешь свой и наш рейтинг – посмотрим.

– Раз две Нилуфар Вам не нужны, тогда Нелли Закир подойдет? – отважилась девушка.

– Красиво, но Закир – мой сын, а Нелли... Времечко такое, –возразила Нилуфар-ханум.

Этот разговор состоялся весной 1994 года, когданационалистические веяния имели большой вес, хотя ко власти вернулся толерантный Гейдар Алиев.

Шеф-редактор улыбнулась, протянув девушке руку:

– Виват моя Сирень Неувядаемая – Ясемен Солмаз!

Это удачное сочетание она придумала экспромтом от имен обеих бабушек собеседницы: Ясемен, что означает «сирень» и Солмаз –«неувядаемая».

Новоиспеченная журналистка с упоением перечитывала своюпилотную заметку, уже сидя в автобусе.

«Родители собирались назвать первенца, если бы родиласьдевочка, Ясемен в честь папиной мамы, но смерть матери через два дняпосле родов изменила планы, и отец дал мне имя любимой жены. Новую семью он не создал и воспитывал меня, как мог. Не смирившись спотерей своей Нилуфар, Закир ушел в запой и сел на иглу. Через четыре с небольшим года не стало и его. С тех пор я живу то у бабушки Ясемен, то у Солмаз. Первая – скромная домохозяйка, мать четверых детей – проживает в одноэтажном доме вместе с семьей старшего сына, другая тоже с сыном – в трехкомнатной квартире в девятиэтажке.

Дома бабушек находятся в пяти минутах от школы, но в разных направлениях. Мои родители учились в одном классе в той школе,которую я окончила пять лет назад, до семилетнего возраста ходила в садик бабушки Солмаз.

Сделав три безуспешные попытки поступить на факультетжурналистики, я наконец-то, смирилась с вечерним обучением нафилологическом факультете Бакинского госуниверситета. Днем подрабатываю в салоне красоты, делая модные и простые стрижки, укладывая волосы, иногда выщипываю брови. Клиентки довольны, мне приятно».

– Детсковато получилось, – тихо усмехнулась автор.

Фикрет приехал за невестой к их общей бабушке Ясемен.Девушка, собирающаяся на занятия, сияла от радости – жених старалсяподдержать ее настроение:

– Горжусь, что буду возить звездное перо.

– Теперь буду смотреть на тебя в телевизоре, – добавила бабушка.

Внучка сообщила о фиаско на ТВ, но обрадовала, что будет писать в газете и журнале под именем бабушек. Ясемен-ханум обняла Нелли, попросив подарить ей сиреневую шаль на первый же гонорар.

– За шалью помчусь хоть завтра. Сейчас гонорары не дают.Каждый автор сам платит редактору за публикацию.

– Эх, что тогда тебе остается? – развела руками женщина.

Фикрет пояснил, что его невеста будет брать деньги у тех, про кого напишет:

– Например, как я везу своего лидера, интересно только мне иродне. Мама заплатит Нелли – она известит публику, и твой внук станет самым популярным водилой в городе.

– И за сколько это обойдется?

– За 20 долларов в среднем, половина мне, половина редакции.

Но девушка не сказала, что не будет брать плату за статьи, анапишет их для души, требуя взамен только читательскую симпатию.Повезет, а там и на экране появится. Десять долларов она оплатит извыручки в салоне красоты. Никто из родных никогда не спрашивал, сколько она зарабатывает. На клиентов мастер не жаловалась. Некоторые, зная, что она сирота и собирается замуж, не брали сдачу и платили сверхположенного. Если чаевые в парикмахерской она принимала как должное, то плату в творчестве считала предвзятостью.

Фикрет возил Нилуфар в университет четыре раза в неделю.Будучи шофером председателя одной из политических партий, в свободное от работы время он распоряжался автомобилем как такси.

Молодые простились с Ясемен-ханум. Усадив рядом невесту,парень молча благодарил ее за то, что отвлекла бабушку от назойливого вопроса «когда ремонт закончится?». Девушка уже сыграла свадьбу

1

тогда, как жених медлил.

Фикрет был сыном ее тети по отцу, по-азербайджански, биби-оглу. Согласился на помолвку по просьбе матери. Кузина принялапредложение, потому что все ее одноклассницы уже вышли замуж, абольшинство однокурсниц носили обручальные кольца.

Единственной свободной подругой была неудачница Садагят, учившаяся на дневном отделении филфака госуниверситета. Ей невезло во всём. Каждую сессию она сдавала через знакомых, а еслипросьбы не проходили, студентка прибегала к зеленым, которые добывала только у клиентов. Сада писала в четырех газетах и делала сюжеты для радио. Она и ввела Нилуфар в курс дела внештатного корреспондента, не видя в вымогании денег ничего зазорного.

Парень вышел из машины и побежал к таксофону, вернулся через несколько минут с искренней радостью на лице, что не ускользнуло от внимания невесты. Жених не впервые заставлял ждать себя, отвлекаясь на телефон-автомат. Сев за руль, он включил магнитофон, в котором зазвучал известный блатной (без ненормативной лексики) хит «Доля воровская».

– Кто только не исполнял эту песню, – произнесла Нелли.

– Один покойный сочинил, другой поет, – ответил Фикрет.

– А именно? 1 По традиции в Азербайджане жених и невеста играют свадьбу вразное время, но в XXI веке половину свадеб составляют объединенные. Здесь и далее примечания автора.

– Говорят, автор – маштагинец Эльчин. Его ножом пырнули, умер от кровотечения

2

.

– Это я знаю. А кто поет?

– Кто-то из «Шестерки Умида»

3

.

Нелли взяла из бардачка подкассетник и прочла цветной вкладыш:

– «Доля воровская» – Сейран Ульви.

Не раз видевшая фотографию группы на страницах газет и экране, она поставила палец на изображение упомянутого исполнителя:

– Страшило какой! По голосу не скажешь, что это он.

– Хотя они жили в Баку, выступали на свадьбах в районах и там же все погибли, – продолжил жених.

– Кажется, в Геранбое на мину наехали.

– Точно, – кивнул парень.

Они вспомнили историю, всколыхнувшую прессу больше годаназад, но сразу же ушедшую в забытье.

Машина остановилась перед БГУ имени М.Э. Расулзаде

4

. Жених и

невеста вышли одновременно. Он пожал ей руку, не собираясьпроводить до аудитории, как в первые месяцы помолвки. Будучистаромодным коренном бакинцем, он не любил целовать невесту в коридоре, а

просто шел рядом. Но за последнее время держался с ней крайнехолодно.

– Ты любишь ее?

– Кого?

– Кому звонишь всегда.

Парень растерялся, но не солгал:

– Мы не дети, родная моя. И если хочешь правду, нам с нейхорошо. 2 Реальный случай, имевший место в 1993 г. 3 Вымышленная группа. 4 С 1991 по 2005 гг. Бакинский государственный университет носил имя идеолога азербайджанской государственности, председателяНационального Совета Азербайджана, публициста и драматурга Мамед-Эмина Расулзаде (1884-1955).

– Ее зовут Оксана?

– Откуда знаешь?

– Сада разнюхала.

– Так и знал, что эта назойливая муха...

Он не мог подобрать слов.

– Так оно и лучше, Фикуш. Я постоянно думаю о том, люблю ли тебя. То есть люблю как биби-оглу.

– И я люблю тебя, как дайы-гызы

5

и спрашиваю себя, имею липраво наносить новые раны на твое сердце.

Как Нелли, так и Фикрет с удовольствием разрывали помолвку,которая нужна была только их родственникам, а им – разве что дляпрестижа.

– Это убьет нашу бабушку. Знаешь, сколько раз я скоруювызывала, – растрогалась девушка.

– А тебя не убьет, если я женюсь на тебе и через год-два всё равно брошу?

На минуту он подумал, что она предлагает брак по расчету,разведется, заполучив ребенка, сделает карьеру журналиста и заживет, как поп-звезда. Но она также держалась строгих правил и, снявобручальное кольцо, ответила решительно:

– Я за семью, которую строится на любви.

Он снова окольцевал ее безымянный палец:

– Оставь на память. Я всегда сомневался в нашей свадьбе, поэтому не выгравировал в нём наши имена.

Парень поцеловал девушку в щеку впервые на глазах у снующей толпы во дворе ВУЗа. Слышавшие его обещания уладить проблему в сердцах восхищались заботливым женихом, беспокоившимся оневесте, завалившей экзамен. 5 Дочь дяди по матери.

Глава 2. Интеллигентный слуга

Абдул уже больше года жил и работал в селе Ипекйурд

6

, охранял

двор, убирал за скотом, обрезал деревья, а в последнее время и стирал

одежду хозяина. Пожилые супруги Баладжафар-киши иГызылгюль-хала

7

относились к нему, как к члену семьи, предлагая поселиться в доме,

но он предпочитал сторожку у ворот рядом с гаражом с ветхим«Запорожцем».

Несмотря на обоюдную привязанность, жизнь слуги оставалась за туманной завесой. По словам участкового Бабира, его друг пришел вдеревню, чтобы выбраться из депрессии – у него недавно погибла жена на восьмом месяце беременности, упав с обвалившимся балконом в доме брата. Мужчина в это время находился в отъезде, а когда прибыл, ее с серьёзной черепно-мозговой травмой только что поместили вреанимацию. Она умерла через десять часов, так и не придя в сознание. Ребенка изъяли путем кесарева сечения, но и он, также пострадавший от удара, не выжил. Когда Баладжафар-киши и Гызылгюль-ханум пыталисьспрашивать слугу о личной жизни, тот отвечал, что развелся с женой. Что бы там ни было, Бабир ручался за друга, божился, что он надежный и замечательный человек, пусть дружит с травками и иголками.

Сам Баладжафар-киши, страдавший тяжелой формой сахарного диабета (не зависящий от инсулина), доживал последние месяцы и прекрасно сознавав это. Неделю назад его выписали из больницы, где ампутировали правую ступню, а двумя месяцами ранее – большойпалец той же ноги. В конце июля-начале августа старики перебрались бы к одной из дочерей, продав усадьбу людям, намеревавшимся скупить участки у нескольких соседей, чтобы построить зону отдыха. Абдул же планировал вернуться в Баку и попытаться начать новую жизнь.

– Жена, еще чаю! – приказал хозяин.

– А кто тебя в туалет поволочит? – раздался голос из кухни.

– Я не умер, отец, – произнес слуга, встав из-за стола, где играл с ним в шашки. 6 Ипекйурд и Сурхабад – вымышленные топонимы. 7 Слова «Эми», «дайы» – (дядя по отцу / по матери), «биби», «хала» (тетя по отцу / по матери) используются в значении «мужчина», «женщина» и т.д. также и в повествовательной речи.

Когда он вернулся с чаем и медом, соперник уже убрал игру вкоробку, подтрунивая:

– Проигрывал и нашел повод улизнуть.

– Сам ты проиграл, – ответила жена, достав коробку с домино. – Он же не сдался, а ты не стерпел.

Гызылгюль-хала размешала косточки домино и, обняв дворецкого, усадила перед мужем.

– Я за «спасибо» не играю, – улыбнулся Абдул. – Если проиграю, большой серый гусь – ваш.

Предприимчивый слуга не только увеличил поголовье хозяйского скота, но и завел свой, поскольку места было предостаточно. Когда он прибыл к этим людям, в просторных сараях обитали тощая корова и две козы, которых старики собирались продать; в одном из пяти курятников находилось 15 кур. Некогда богатый фруктами сад также пришел взапустение.

– Аппетит пропал. Давай договоримся по-другому, – ответилстарик. – Проиграешь – отрежу ногу, жена пришьет мне.

– Сам пришью, – усмехнулся Абдул. – А если проиграешь ты?

– Встанешь и включишь видео.

После выписки из больницы дочери купили ему видеоплейер, в который он просил ставить только одну кассету – малую свадьбу

8

внука

Гусейна.

Слуга выиграл первую партию и послушно пошел подключить приставку к телевизору. Он уже в третий раз ставил эту запись и хотел уйти к себе, как хозяин приказал остаться.

– Если пленка оборвется, не буду же орать на сто километров.

– С чего ты решил, что с кассетой что-то не так?

– Говорю тебе, сядь и смотри до конца. Будто не знаю, зачемсмываешься. Очередная доза зовет.

Старик в чём-то был прав, но слуга не мог созерцать кадры навидео без боли: то тупо опускал взгляд, то закрывал большие серые глаза.

– Как же красиво танцуешь, отец. 8 Торжество по случаю обрезания.

– Танцевал.

– Мои ноги к твоим услугам, и ты еще повоюешь, – пошутилмужчина с печальным лицом и подавленным голосом.

Абдул выглядел лет на сорок, на несколько лет старше реального возраста. Это был статный мужчина с огромной лысиной и редковыступающей улыбкой на задумчивом лице.

Он нехотя присел на стул, устремив взгляд на пол.

– Иди за кайфом, так и быть! – произнес Баладжафар-дайы.

– Разве этот пир не кайфарики спели? У всех на лице написано «наркоман», – сказал Абдул, указывая на членов группы «Шестерка Умида».

Старик нахмурил брови, а слуга, подойдя к телевизору, ткнулпальцем в сидевшего за синтезатором Сейрана Ульви:

– А этот вылитый главарь банды.

– Зато как поет! – вставила Гызылгюль-ханум.

Абдул нажал кнопку «стоп-кадр», и пианист с локонами,спадающими на плечи, с синими глазами и выщипанными бровями назаросшем лице застыл, как Сфинкс.

– Ну, просто загляденье! Как вам настоящий азербайджанец?

– А ну, прекрати и дай досмотреть, щенок! – пробурчал хозяин.

Мужчина нажал кнопку повторно, и песня в исполнении Сейрана приласкала слух стариков. Женщина заплакала, а слуга подошел к ней, прося прощение за оскорбление памяти погибших музыкантов.

– Давно этот пир был, – протянул он, посмотрев на всплывающую на экране дату.

– Почти два года назад. Дочка в Дашкесане живет. А покойных музыкантов там любили, – напомнила Гызылгюль-ханум.

– Сынок, ни я, ни жена не забыли твою доброту к нам. Просто больно, что ты губишь себя. Если те люди кололись и нюхали, то после смерти оставили память в сердцах поклонников. А ты, дурень, даже одним пальцем на пианино играть не умеешь.

Баладжафар-киши припомнил дворецкому, как пару месяцев назад шестилетний Гусейн тщетно учил его играть на игрушечном пианино «Жили у бабуси».



       
Knihkupectví Knihy.ABZ.cz - online prodej | ABZ Knihy, a.s.
ABZ knihy, a.s.
 
 
 

Knihy.ABZ.cz - knihkupectví online -  © 2004-2018 - ABZ ABZ knihy, a.s. TOPlist